Этой зимой
 
 
 

 

Развенчан миф о женской болтливости и мужской немногословности

Общественное мнение гласит, что женщины говорят гораздо больше мужчин. В одной из последних книг популярного американского нейропсихолога, к примеру, сказано, что «женщина произносит в среднем 20 000 слов в день, а мужчина – всего 7 000». Группа ученых под руководством Matthias R. Mehl (Университет Аризоны, США) решила проверить этот факт.

Около 6 лет исследователи записывали каждодневные разговоры 400 мексиканских и американских студентов обоего пола. Во время исследования юноши и девушки носили на себе специальный цифровой диктофон, регистрирующий все разговоры.

Вот результаты исследования: женщины произносили в среднем 16 215 слов за день, мужчины – 15 669 слов. Таким образом, разница есть, но она вовсе не так значительна, как предполагают многие.

Автор работы обращает внимание на то, что количество слов, произнесенных за день, в большей степени зависит от личности конкретного человека, а не от его пола. «Что такое разница в 500 слов, по сравнению с разницей в 45 000 слов, между самыми разговорчивыми и самыми неразговорчивыми людьми, участвовавшими в исследовании? Один из них, произносил 47 000 слов в день, другой – всего 500», - рассказывает Matthias R. Mehl.

Информацию о том, что женщины говорят в три раза больше чем мужчины, можно отнести к городским легендам. «Представления о женской болтливости и мужской немногословности не имеют под собой никакой основы»,- заключают авторы работы.

По материалам “Medical News Today”.
Подготовила Анастасия Мальцева.

Постоянный адрес ссылки:

Развенчан миф о женской болтливости и мужской немногословности


Кровотечения из верхних отделов желудочно-кишечного тракта

проф. А.А.Шептулин

Кровотечения из верхних отделов желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) составляют примерно 80—70% всех случаев желудочно-кишечных кровотечений. Клиническое значение кровотечений определяется также и высокими показателями летальности, которые на протяжении последних лет устойчиво сохраняются на уровне 5-10%.

Этиология

Основные причины кровотечений из верхних отделов ЖКТ и их относительная частота приведены в табл.1.

Наиболее частой причиной кровотечений из верхних отделов ЖКТ являются эрозивно-язвенные поражения желудка и двенадцатиперстной кишки. Факторами риска этих кровотечений служат пожилой возраст больных (старше 65 лет), а также прием нестероидных противовоспалительных препаратов. Например, прием данных лекарственных средств в сочетании с наличием в анамнезе язвенной болезни повышает риск развития кровотечений из верхних отделов ЖКТ по сравнению с общей популяцией в 17 раз.

Отдельную группу составляют кровотечения из варикозно расширенных вен пищевода и желудка. Как правило, они наблюдаются у больных с циррозом печени, но могут возникать и при других заболеваниях, сопровождающихся синдромом портальной гипертензии (в частности, при тромбозе воротной или селезеночной вен). Их развитию способствуют высокое давление в системе воротной вены, значительные размеры варикозных узлов, их эрозирование (при сопутствующем рефлюкс-эзофагите), выраженное снижение функциональной активности печени, продолжающееся злоупотребление алкоголем.

В качестве редких причин кровотечений из верхних отделов ЖКТ могут выступатьангиодисплазия сосудов желудка и кишечника (болезнь ВебераОслераРандю), разрыв аневризмы аорты (обычно в просвет двенадцатиперстной кишки), туберкулез и сифилис желудка,гипертрофический полиаденоматозный гастрит (болезнь Менетрие), инородные тела желудка, опухоли поджелудочной железы (вирсунгоррагия),повреждения желчных протоков или разрыв сосудистых образований печени (гемобилия), нарушения свертывания крови (например, при фульминантной печеночной недостаточности, тромбоцитопенические состояния при остром лейкозе) и др.

Клиника

Основными клиническими признаками кровотечений из верхних отделов ЖКТ (прямыми симптомами) являются рвота с кровью (гематемезис) и черный дегтеобразный стул (мелена) (табл. 2).

Рвота с кровью отмечается обычно при значительной по объему кровопотере (более 500 мл) и, как правило, всегда сопровождается меленой. Артериальное пищеводное кровотечение характеризуется рвотой с примесью неизмененной крови. Кровотечение из варикозных вен пищевода нередко бывает профузным и проявляется рвотой с кровью темно-вишневого цвета. При желудочном кровотечении в результате взаимодействия гемоглобина с соляной кислотой и образования хлорида гематина рвотные массы имеют вид кофейной гущи. Правда, при выраженной гипохлоргидрии, а также в тех случаях, когда желудочное кровотечение бывает профузным, рвотные массы сохраняют примесь неизмененной крови.

Мелена нередко сопутствует рвоте с кровью, но может наблюдаться и без нее. Мелена характерна для кровотечений из двенадцатиперстной кишки, но нередко встречается и при более высоко расположенных источниках кровотечения, особенно если оно происходит достаточно медленно. В большинстве случаев мелена обнаруживается не ранее чем через 8 ч после начала кровотечения, причем кровопотери объемом 5080 мл может быть уже достаточным для ее появления. При менее обильном кровотечении, а также при замедлении пассажа кишечного содержимого кал приобретает черную окраску, но остается оформленным.

При появлении темной окраски стула следует иметь в виду возможность псевдомелены, которая наблюдается при приеме препаратов железа, висмута, активированного угля, а также употреблении в пищу черники и черной смородины.

При ускоренном (менее 8 ч) транзите содержимого по кишечнику и кровопотере объемом свыше 100 мл кровотечение из верхних отделов ЖКТ может проявляться выделением с калом алой крови (гематохезия), которое считается более характерным для кровотечений из нижних отделов ЖКТ. Примерно у 5% больных язвенной болезнью гематохезия может быть единственным клиническим симптомом язвенного кровотечения.

К общим симптомам (непрямым признакам) кровотечений из верхних отделов ЖКТ относятся общая слабость, головокружение, ощущения шума в ушах и потемнения в глазах, одышка, сердцебиение. В ряде случаев непрямые симптомы желудочно-кишечных кровотечений могут предшествовать возникновению мелены и рвоты с кровью или же выступать на передний план в клинической картине. Если выделение алой крови с калом обусловлено кровотечением из нижних отделов ЖКТ, то непрямые симптомы (сердцебиение, головокружение, общая слабость и др.) возникают после гематохезии, а не предшествуют ее появлению.

Оценка тяжести

О тяжести желудочно-кишечного кровотечения в первые часы его развития можно судить по степени падения артериального давления, выраженности тахикардии, дефициту объема циркулирующей крови (ОЦК). Необходимо помнить, что снижение содержания гемоглобина, обусловленное гемодилюцией, начинает выявляться лишь через несколько часов после возникновения кровотечения. В оценке дефицита ОЦК помогает определение шокового индекса (ШИ) по методу Альговера, (определяемого как частное от деления частоты пульса на величину систолического давления) (табл. 3).

В зависимости от объема кровопотери и величины дефицита ОЦК выделяют 3 степени тяжести острого кровотечения из ЖКТ (табл. 4).

Диагноз и дифференциальный диагноз

В диагностике кровотечений из верхних отделов ЖКТ и выяснении их причины помогают тщательный сбор анамнеза заболевания, например, выявление наличия в прошлом язвенной болезни, приема нестероидных лекарственных препаратов или антикоагулянтов, злоупотребления алкоголем (при синдроме МаллориВейсса), обнаружение признаков, характерных для цирроза печени (асцит, пальмарная эритема, гепато- и спленомегалия, гинекомастия) или других заболеваний (телеангиоэктазии на коже и слизистых оболочках при синдроме ВебераОслераРандю).

При обследовании больных с подозрением на гастроинтестинальное кровотечение осуществляют динамический контроль лабораторных показателей (уровня гемоглобина, гематокрита, содержания эритроцитов и тромбоцитов, уровня протромбина, фибриногена, времени кровотечения и др.), обязательно определяют группу крови и резус-фактор, проводят комплексное инструментальное исследование, имеющее своей целью установление источника кровотечения.

При наличии у больного рвоты с кровью и мелены, в первую очередь выполняют эзофагогастродуоденоскопию, которая должна быть по возможности неотложной, поскольку от своевременности выявления источника кровотечения часто зависит прогноз больного. Предварительное введение назогастрального зонда подтверждает наличие крови в содержимом желудка. Необходимо иметь в виду, что отсутствие примеси крови в промывных водах желудка еще не исключает возможности гастроинтестинального кровотечения (например, при локализации источника кровотечения в дистальных отделах двенадцатиперстной кишки).

Эндоскопическое исследование позволяет верифицировать источник кровотечения из верхних отделов ЖКТ в 70% случаев. В зависимости от эндоскопической картины у больных язвенной болезнью выделяют активное и состоявшееся желудочно-кишечное кровотечение (табл. 5). В свою очередь, активное кровотечение может эндоскопически манифестироваться как струйное артериальное кровотечение (так называемый тип Forrest Ia), кровотечение с медленным выделением крови (тип Forrest Ib), кровотечение с медленным выделением крови из-под прилегающего тромба. Состоявшееся кровотечение эндоскопически характеризуется обнаружением тромба или поверхностно расположенных сгустков крови в области дна язвы с видимым участком некровоточащего кровеносного сосуда (тип Forrest II). В ряде случаев (тип Forrest III) при эндоскопическом исследовании выявляются эрозивно-язвенные поражения уже без каких-либо признаков состоявшегося кровотечения (рис. 15).

Эндоскопические изменения позволяют судить о риске возникновения ранних рецидивов кровотечения (табл. 6).

Если при проведении эндоскопии источник кровотечения выявить не удается, применяются ангиография и сцинтиграфия, способные обнаружить, например, наличие ангиодисплазии.

Лечение

Общие принципы лечения больных с острыми кровотечениями из верхних отделов ЖКТ предполагают немедленную госпитализацию больного в хирургическое отделение, максимально быстрое восстановление ОЦК с помощью постановки внутривенного катетера и последующей массивной инфузионной терапии, проведение гемостатической терапии, применение свежезамороженной плазмы и тромбоцитарной массы при наличии нарушений свертываемости крови.

Общие принципы

консервативного лечения больных

с кровотечениями из верхних отделов ЖКТ

l Экстренная госпитализация

l Восстановление ОЦК

l Гемостатическая терапия

l Гемотрансфузии

Расчет доз крови (по 500 мл)

по формуле: n=10-x,

где х исходное содержание

гемоглобина в г%)

l Лекарственные препараты

Н2-блокаторы

ингибиторы протонной помпы

транексамовая кислота

секретин

соматостатин

Гемотрансфузии проводятся при возникновении шока, а также при падении уровня гемоглобина ниже 100 г/л. При наличии картины шока добавляют еще 4 дозы крови, а при возобновлении кровотечения после его первоначальной остановки еще 2 дозы.

Эффективность использования Н2-блокаторов и протонной помпы для лечения желудочно-кишечных кровотечений в настоящее время оценивается противоречиво. Однако, учитывая способность данных препаратов повышать уровень интрагастрального рН, применение их при язвенных кровотечениях можно считать оправданным. Ранитидин вводят капельно или струйно по 50 мг (фамотидин в дозе 20 мг) каждые 68 ч, омепразол внутривенно капельно в дозе 40 мг в сутки.

При лечении кровотечений из верхних отделов ЖКТ возможно также применение транексамовой кислоты (внутривенно в дозе 1015 мг на 1 кг массы тела) препарата, обладающего антифибринолитической активностью, ингибирующего связывание плазминогена и активирующего превращение плазмина в фибрин.

В лечении эрозивно-язвенных кровотечений (типа Forrest Ib) хороший эффект дает применение секретина или соматостатина. Секретин вводится внутривенно капельно в изотоническом растворе хлорида натрия или 5% растворе фруктозы в дозе 800 ЕД (или 12 ЕД на 1 кг массы тела) в сутки и способствует остановке кровотечения в 8095% случаев. Соматостатин вводится с помощью непрерывной инфузии в дозе 250 мкг/ч. Продолжительность применения секретина и соматостатина должна составлять не менее 48 ч.

Обнаружение при эндоскопическом исследовании признаков активного язвенного кровотечения (струйного или с медленным выделением крови) служит показанием к применению эндоскопических методов остановки кровотечения, которые в таких случаях эффективно снижают риск повторных кровотечений, показатели летальности, частоту экстренных хирургических вмешательств.

Чаще всего используют различные термоактивные способы эндоскопической остановки кровотечения, основанные на том, что действие высокой температуры приводит к коагуляции белков тканей, сжатию просвета сосуда и уменьшению кровотока. К таким методам относятся лазертерапия, мультиполярная электрокоагуляция, термокоагуляция. С гемостатической целью применяют также инъекционное введение в область язвы различных склерозирующих и сосудосуживающих препаратов (растворов адреналина, полидоканола, этанола и др.). Методом выбора при эндоскопическом лечении язвенных кровотечений в настоящее время считаются электрокоагуляция, термокоагуляция, инъекционная склеротерапия, а также комбинированное применение термокоагуляции и инъекционной склеротерапии.

В тех случаях, когда эндоскопические методы остановки язвенных кровотечений оказываются неэффективными (кровотечение продолжается или же для стабилизации показателей гемодинамики и уровня гемоглобина требуется более 6 доз крови в сутки), прибегают к хирургическому лечению. При дуоденальных язвах обычно применяют селективную проксимальную ваготомию (СПВ) с прошиванием кровоточащего сосуда, при язвах желудка операцию резекции желудка по БильротI или иссечение язвы в сочетании с СПВ. Альтернативой традиционным способам хирургического лечения являются лапароскопические операции, сопровождающиеся более низкими показателями летальности и меньшими сроками восстановительного лечения в послеоперационном периоде.

При высоком операционном риске могут быть использованы ангиографические методы лечения, включающие в себя инфузию вазопрессина и эмболизацию. Внутриартериальное вливание вазопрессина вызывает вазоконстрикцию и приводит к остановке язвенного кровотечения в 50% случаев. Эмболизирующие материалы (например, абсорбируемая желатиновая губка) вводят в кровоточащую артерию через катетер.

Лечение больных с кровотечениями

из варикозно расширенных вен пищевода

С целью профилактики возникновения или нарастания симптомов печеночной энцефалопатии ограничивают содержание белка в пищевом рационе до 40 г в день, назначают лактулезу внутрь (по 1020 мл в сутки) и в виде клизм (2 раза в день), неомицин (по 1,0 г 4 раза в день внутрь).

Для остановки кровотечения используют сосудосуживающие препараты (вазопрессин, терлипрессин, соматостатин, октреотид). Вазопрессин вначале вводят внутривенно (в течение 20 мин) в дозе 20 ЕД на 100 мл 5% раствора глюкозы, после чего переходят на медленное вливание препарата, вводя его в течение 424 ч со скоростью 20 ЕД в 1 ч до полной остановки кровотечения. Комбинация вазопрессина с глицерил-тринитратом позволяет уменьшить выраженность системных побочных явлений вазопрессина. Триглицил-вазопрессин применяют вначале в виде болюсной инъекции в дозе 2 мг, а затем внутривенно по 1 мг каждые 6 ч.

При небольшом по объему кровотечении из варикозных вен пищевода и стабильных показателях гемодинамики целесообразно проведение эндоскопической склерозирующей терапии. Паравазальное или интравазальное введение склерозантов (полидоканола или этоксисклерола) способствует остановке кровотечения более чем у 70% больных.

При массивном кровотечении, когда проведение склерозирующей терапии оказывается невозможным из-за плохой видимости, прибегают к баллонной тампонаде варикозных узлов пищевода с помощью зонда СенгстейкенаБлейкмора или (при локализации варикозных вен в фундальном отделе желудка) зонда ЛинтонаНахласса. Зонд устанавливают на срок не более 1224 ч. Хороший эффект удается получить у большинства больных, однако у некоторых пациентов после удаления зонда возможно возобновление кровотечения.

Невозможность остановки кровотечения из варикозных вен пищевода, его быстрые рецидивы после первоначального гемостаза, а также необходимость применения больших доз консервированной крови (свыше 6 доз в течение 24 ч) служат показаниями к хирургическому лечению. При циррозах печени классов А и В по Чайльду чаще применяют шунтирующие операции, при циррозе класса С транссекцию пищевода.

Летальность при кровотечениях из варикозных узлов во многом зависит от функционального состояния печени и достигает при циррозе класса С по Чайльду 50%.

Профилактика

Профилактика кровотечения из верхних отделов ЖКТ включает в себя своевременное выявление и лечение заболеваний, способных осложняться желудочно-кишечными кровотечениями. Так, проведение эрадикационной противоязвенной терапии снижает вероятность развития рецидивов язвенной болезни и соответственно уменьшает частоту язвенных кровотечений.

Необходимо строже учитывать показания к назначению лекарственных средств, оказывающих неблагоприятное воздействие на слизистую оболочку желудка (в частности, нестероидных противовоспалительных препаратов, антикоагулянтов). Профилактическое назначение мизопростола, Н2-блокаторов или ингибиторов протонной помпы уменьшает риск развития медикаментозных поражений слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки. При опасности возникновения стрессовых язв (например, при распространенных ожогах, нейрохирургических операциях) целесообразно применение антацидных препаратов.

Профилактика кровотечений из варикозных вен пищевода сводится к своевременному проведению шунтирующих операций (в частности, трансъюгулярного внутрипеченочного портосистемного шунтирования) или склерозирующей терапии, снижающих риск возникновения данных кровотечений. С превентивной целью показано также применение небольших доз b-блокаторов или нитратов, снижающих давление в портальной системе.


Постоянный адрес ссылки:

Кровотечения из верхних отделов желудочно-кишечного тракта


Мужской мозг запрограммирован на игнорирование беспорядка

Женщины, которые обвиняют своих мужей в лени из-за того, что те ничего не делают по дому, просто не знают о том, что мозг мужчин по-другому реагирует на беспорядок. Майкл Гариан, социолог и писатель, утверждает, что причина многих конфликтов между супружескими парами лежит в биологических различиях между мозгом женщин и мужчин, и у ученых есть технология, чтобы доказать это.

Ссылаясь на исследования нейробиологов и случаи из его собственной рабочей практики в качестве семейного психоаналитика, он собирается способствовать лучшему пониманию психологии мужчин и опровержению, как он выразился, "опасного предположения" о том, что мужчины становятся женщинам не нужны.

Господин Гариан (женат и имеет двух дочерей) написал книгу под названием "О чем он думает? Как на самом деле работает мужской ум", в которой заявляет, что культура, несомненно, играет роль при формировании поведения, но биология в этом вопросе имеет более важное значение, чем предполагалось ранее".

Он пишет, что в мозгу мужчин образуется меньше окситоцина и серотонина, который оказывает успокаивающее действие.

В отличие от женщин, для которых эмоциональная беседа - хороший способ расслабления, усталому мужчине необходимо "отключиться" - вот почему он берет пульт телевизора и включает спортивные программы.

Мозг мужчины воспринимает меньше деталей, чем женский, поэтому мужчина видит и реагирует на пыль или беспорядок в доме не так, как женщина.

Кроме того, мужчина отождествляет себя со своей работой или, например, садом в большей степени, чем с убранством внутри дома.

Мужские гормоны, такие, как тестостерон и вазопрессин, заставляют его мозг стремится к социальным группам, где есть соперничество и иерархия, чтобы доказать собственную значимость.

Вот почему мужчины, к удивлению их жен, становятся трудоголиками, когда у них появляются дети.

Господин Гариан говорит, что его книга ориентирована главным образом на женскую аудиторию.

Он говорит, что в книге содержаться важные выводы для поколения "эмансипированных" женщин, воспитанных на мысли, что именно мужчина должен измениться и именно мужчина должен приспосабливаться к женской манере строить отношения для того, чтобы брак был успешным.

"Большинства людей полагают, что браки распадаются, поскольку мужчина и женщина недостаточно близки друг с другом. Однако я пришел к выводу, что порой мозг стремится к уменьшению близости".

Господин Гариан говорит, что для того, чтобы узнать, на самом ли деле мужчина и женщина любят друг друга, можно использовать сканирование мозга.


Постоянный адрес ссылки:

Мужской мозг запрограммирован на игнорирование беспорядка


Классическая музыка поможет новорожденным

Хорошо известно, что во время беременности женщинам советуют слушать классическую музыку. Считается, что она благотворно влияет на состояние будущей матери и развитие плода.

Но американские врачи пошли еще дальше. Они решили доказать, что произведения Моцарта, Шуберта, Шумана и других композиторов помогут новорожденным быстрее справиться с родовым стрессом.

Впервые эта идея возникла в ходе проекта, который проводился специалистами одной из больниц восточной Словакии. В этом медицинском учреждении детишки, только недавно появившиеся на свет, слушают в специальных наушниках сонаты Моцарта и других классических композиторов. По мнению специалистов клиники, музыка - это отличный способ поддерживать малышей здоровыми и расслабленными после перенесенной психологической травмы, связанной с появлением на свет.

Интерес к новой методике проявили специалисты из медицинского колледжа Вейла университета Корнелла. Они решили провести полномасштабное исследование, чтобы выяснить, как произведения классических композиторов влияют на уровень стресса, частоту сердцебиения и двигательную активность детишек.

Так что вполне возможно, что в скором времени новорожденные по всему миру будут расти под чарующие звуки симфоний Моцарта.

Постоянный адрес ссылки:

Классическая музыка поможет новорожденным


Материал добавлен пользователем ni-ni

Воздушный шар поможет похудеть

Витторио Кампати - 40-летний повар ресторана. Он весит почти 140 кг, любит макароны и конфеты, но хочет похудеть и сидел на разных диетах . И все, конечно же, без особого успеха.

Тогда он решился испробовать новое средство. В его желудок врачи ввели воздушный шар, чтобы уменьшить объем желудка. Сама процедура занимает меньше 20 минут, практически безболезненна. и многие европейские врачи считают это неплохим способом бороться с ожирением своих клиентов. "Быть поваром очень трудно, я ем много углеводов и думаю, что воздушный шар это неплохой выход из положения , он не позволяет мне много есть" - делится Витторио.

Пациенту вводится силиконовый шар, наполненный солевым раствором, и он остается там примерно в течении 6 месяцев, затем жидкость выкачивается и шар вынимается. "Мы вводим поллитровый воздушный шар в желудок" - сказал доктор Николаа Бассо, хирург. "Это вызывает ощущение наполненности, и пациент меньше ест." Доктор Басс выполнил эту процедуру уже 700 пациентам и говорит, что этот метод позволяет снизить вес на 15-20 кг за 6 месяцев, хотя часто это только временный результат. Эффективность метода зависит от настроя пациента, в состоянии ли он за 6 месяцев приобрести привычку мало есть. Примерно одна треть пациентов возвращается к своему начальному весу, после того как шар удаляют. Вторая треть поддерживает свой новый вес или даже продолжает худеть и остальные набирают небольшое количество килограмм опять.

Перед процедурой пациенты проходят тщательное обследование пищеварительной системы, а также психологический отбор и находятся под наблюдением все 6 месяцев.

"После многочисленных безуспешных диет, я была на грани и не видела смысла продолжать такую жизнь ," - сказала 21-летняя Мария Пия Ди Либератор, которая весила 109 кг в 2003. Спустя два года и двух процедур, она весила 65,5 кг. Сабрина Споллира, потеряла почти 30 кг от ее 100 кг начального веса, рассказывает про свои ощущения от шара в животе: "вы как будто залпом выпили много воды. Я чувствовала себя сытой всего лишь только притрагиваясь к еде, съедая несколько ложек". Сабрина говорит, несмотря на то, что икота и тошнота были ее вечными спутниками, она собирается еще раз подвергнуться это процедуре т.к. хочет сбросить еще 15 кг.

От ожирения страдает 27 процентов мужчин и 38 процент женщин в Европе и часто это усугубляет течение заболеваний сердечно-сосудистой системы и сахарного диабета.

Постоянный адрес ссылки:

Воздушный шар поможет похудеть


Малоярославцам грозит не атипичная пневмония, а типичный туберкулез

В Малоярославецком районе в последнее время отмечен рост заболеваемости туберкулезом на 34 процента. Данная цифра для района внушительна, если учесть, что в предыдущие годы рост больных туберкулезом составил не более 10 процентов.

Как сообщает еженедельник \Калужские Губернские Ведомости\, большинство больных выявлено в ходе флюорографического осмотра. Вместе с тем, профосмотр населения района осуществлен только на 61 процент. Невозможность повсеместного осмотра малоярославцев обусловлена отсутствием в районе передвижного флюрографа.

Постоянный адрес ссылки:

Малоярославцам грозит не атипичная пневмония, а типичный туберкулез


Ученые вывели «вечносчастливых» мышей

Новое достижение генетики дает надежду на создание новых эффективных методов лечения депрессии. Для того чтобы вывести мышей, постоянно пребывающих в хорошем настроении, ученые лишили животных гена TREK-1. Этот ген влияет на обмен серотонина в мозгу. Гормон серотонин играет важную роль в регуляции настроения, сна, сексуального поведения.

«Депрессия – тяжелейшее заболевание, с которым сталкиваются в течение жизни примерно 10% человек. Антидепрессанты неэффективны в трети случаев. Именно поэтому так важно найти альтернативные методы лечения», - говорит Guy Debonnel, главный автор исследования.

В выведении мышей без гена TREK-1 участвовали американские ученые из Университета Макгилл (США) и их коллеги из Университета Ниццы (Франция). Результаты биохимических, электрофизиологических и поведенческих исследований у мышей были такими, как будто они в течение 3 недель принимали антидепрессанты.

Открытие связи между геном TREK-1 и депрессией должно привести к созданию антидепрессантов нового поколения.

По материалам “Nature Neuroscience”.
Подготовила Анастасия Мальцева.

Постоянный адрес ссылки:

Ученые вывели «вечносчастливых» мышей


Врачи предлагают оригинальный метод лечения смертельного переохлаждения

Швейцарские врачи предложили лечить смертельное переохлаждение организма методами, используемыми при хирургии на открытом сердце.

Группа исследователей из Бернского университета смогла вернуть к жизни 15 из 32 пациентов, температура тела которых снизилась до 28 градусов при отсутствии дыхания или пульса. Врачи подключали к замерзшим в горных ледниках альпинистам аппарат \искусственное сердце и легкие\ и подогревали кровь пациентов. Все они полностью здоровы. Врачи, однако, предупреждают, что этот метод оживления может не работать при гипотермии, осложненной отравлением наркотиками или алкоголем, а также при реанимации утонувших.

Постоянный адрес ссылки:

Врачи предлагают оригинальный метод лечения смертельного переохлаждения


Употребление тёмного пива уменьшает шанс заболевания катарактой

Пейте больше темного пива» - призывают канадские ученые, ведь именно они распознали в бокале темного пива лекарство от катаракты (помутнение хрусталика глаз). Оказывается присутствие в данном напитке антиоксидантов, которых много в эле и портере, помогает при профилактике столь страшного заболевания.

Постоянный адрес ссылки:

Употребление тёмного пива уменьшает шанс заболевания катарактой


Вспышка Тяжелого Острого Респираторного Синдрома (ТОРС) в Гонконге

Исходные данные
Вспышка тяжелого острого респираторного синдрома (ТОРС) коснулась всего мира. Вашему вниманию предлагается информация о клинических, лабораторных и радиологических особенностях 138 случаев, в которых подозревался ТОРС во время госпитальной вспышки в Гонконге.

Методы
С 11 по 25 марта 2003 года все пациенты с подозрением на ТОРС после контакта с выявленным больным были определены в боксированные палаты госпиталя принца Уэльского. Проводился анализ их демографических, клинических, лабораторных и радиологических показателей. Клинические конечные точки включали в себя : необходимость интенсивного лечения и смерть. Были представлены единичный и множественный вариационные анализы.

Результаты
Группа больных состояла из 66 мужчин и 72 женщин, 69 пациентов были работниками сферы здравоохранения. Наиболее часто встречающимися симптомами были : лихорадка (у 100% пациентов), озноб (73.2%) и миалгии (60.9%). Кашель и головная боль отмечались более чем у 50 процентов пациентов. Другими частыми находками были : лимфопения (в 69.6% случаев), тромбоцитопения (44.8%) и повышенные уровни ЛДГ и креатинкиназы (71.0% и 32.1% соответственно). Органы грудной клетки в большинстве случаев обследовались путем компьютерной томографии . 32 пациента были направлены в отделение интенсивной терапии; 5 пациентов умерло, у всех умерших пациентов имелись сопутствующие заболевания. При множественном вариационном анализе было обнаружено, что независимыми предикторами осложненного исхода заболевания явились : возраст (относительный риск, согласно декаде жизни 1.80; 95% конфиденциальный интервал от 1.16 до 2.81; Р=0.009), высокого уровня ЛДГ (относительный риск на 100 МЕ/л 2.09; 95% конфиденциальный интервал 1.28 до 3.42; Р=0.003) и высокого абсолютного количества нейтрофилов в дебюте заболевания (относительный риск 1.60; 95% конфиденциальный интервал, 1.03 до 2.50; Р=0.04).

Выводы
ТОРС является серьезным респираторным заболеванием, ведущим к значительной заболеваемости и смертности в данной группе.

В марте 2003 года, в Гонконге, произошла вспышка атипичной пневмонии. С 27 марта, было доложено о 367 случаях в Гонконге и более чем о 1400 случаев во всем мире.

Заболевание может стремительно прогрессировать, и часто приводить к острому респираторному дистресс синдрому (ОРДС). С момента написания этой статьи в Гонконге произошло 10 смертей от этого заболевания, которому Всемирная Организация Здравоохранения (ВОЗ), дало название тяжелого острого респираторного синдрома (ТОРС). Всего от ТОРС умерло, по крайней мере, 53 человека.

В Гонконге закрылись школы, и более чем 1000 человек, у которых предполагался контакт с больными с ТОРС, были помещены в карантин.

Вашему вниманию предлагаются описания клинических, лабораторных и радиологических особенностей пациентов с ТОРС, которые наблюдались в госпитале принца Уэльского в Гонконге. Эти пациенты были либо работниками сферы здравоохранения, работавшими в отделениях госпиталя, либо лицами, у которых были данные за контакт с уже диагностированными пациентами. Так же мы включили пациентов, которые вступали непосредственно в прямой контакт с этими случаями.

10 марта 18 медицинских работников госпиталя принца Уэльского доложили о том что они больны. Контактируя по телефону, было выявлено, что более чем у 50 медицинских работников госпиталя уже имелся фибриллитет в течении 5 предыдущих дней. 11 марта 23 из них были переведены в боксированное отделение госпиталя. Была сформирована группа врачей, занимающихся лечением атипичной пневмонии, на которых была возложена ответственность за выявление подозрительных случаев и их последующее лечение.

Группа включала в себя врачей из отделения внутренней медицины и терапии (инфекционные болезни, пульмонология и внутренние болезни), отделения неотложной терапии и отделения интенсивной терапии (ОИТ). Проводился анализ клинических и лабораторных данных.

В начале вспышки, этиологический агент не был определен, и постановка диагноза основывалась на клинических симптомах, и исключении общих бактериологических и вирусных патогенов, вызывающих пневмонию. Основываясь на критериях ТОРС, которые были представлены центром по контролю и предотвращению болезней, диагноз устанавливался на основании лихорадки (температура >38°C ), рентгенограммы грудной клетки (прямая рентгенография, компьютерная томография или вместе) показывающей наличие участков затемнения с наличием или отсутствием респираторных симптомов (например, кашель и урежение дыхания), и анамнез контакта с больным, у которого подозревается ТОРС, или непосредственно прямой контакт с человеком который заболел после контакта с исходным больным.

Все пациенты изначально были определены в боксированные палаты. Исходные исследования включали в себя полный анализ крови, с подсчетом клеточных элементов, коагулограмму (протромбиновое время, активное частичное тромбопластиновое время, международное нормализованное время Д-димер) и биохимическое исследование сыворотки крови (включающее в себя электролиты, показатели функции почек и печени, креатинкиназу и ЛДГ ). Эти исследования, и рентгенограммы грудной клетки проводились ежедневно, пока лихорадка не начинала угасать. Аспирационные назофарингеальные пробы, полученные у всех пациентов были исследованы на часто встречающиеся вирусы, включая вирусы гриппа А и В, респираторный синцитиальный вирус, аденовирусы и вирусы парагриппа типа 1,2 и 3, с использованием иммунофлюорисцентных наборов. Дополнительно, культуру вируса выращивали с использованием различных колоний клеток (LLC-MK2,MDCK,Hep2, человеческий эмбриональный легочный фибробласт, почки зеленой обезьяны Баффало, и Vero cells). В дополнение, у 65 случайно выбранных пациентов, была выполнена обратная полимеразная цепная реакция (ПЦР) для обнаружения фермента обратной транскриптазы для вирусов гриппа А и В, и респираторного синцитиального вируса. Для исследования назофарингеального содержимого у выбранных пациентов использовалась электронная микроскопия. Исследования мокроты и крови были выполнены во всех случаях для окончательной микробиологической оценки. Анализ ПЦР на Mycoplasma и Chlamydia pneumonia были выполнены у 65 случайно выбранных пациентов. У первых 25 пациентов был выполнен анализ мочи на антиген Legionella.

Начальное лечение включало: цефотаксим и кларитромицин (или левофлоксацин), что действовало на обычные патогенные причины, вызывающие пневмонию, руководствуясь современными рекомендациями. Озелтамивир (Тамифлю) так же применялся изначально, для лечения возможной инфекции гриппа. В случае сохранения лихорадки более 48 часов, и наличия в анализе крови лейкопении, тромбоцитопении, или того и другого, применялись рибаверин перорально (1.2 г три раза в день) и кортикостероидная терапия (преднизолон в дозе от 1 мг на кг массы тела в день) в комбинированном режиме. Пациентам с персистирующей лихорадкой и ухудшением со стороны легких давали рибавирин внутривенно (400 мг каждые восемь часов) и кортикостероиды (добавление от двух до трех доз 0.5 г метилпреднизолона каждый день). Пациенты, у которых развивалась гипоксемия, получали кислород через нос.

В случае развития дыхательной недостаточности больные переводились в отделение интенсивной терапии, при показателях SaO2 артериальной крови ниже 90% (на фоне дополнительного получения 50% кислорода) и частоте дыхания превышающей 35 в минуту.

Эпидемиологическое исследование было начато вскоре после начала вспышки. Был выявлен исходный пациент, история заражения которого уже была описана.

26 летний мужчина, этнический китаец был доставлен в госпиталь принца Уэльского 4 марта 2003 года с высокой температурой, миалгией и кашлем. На рентгенограмме легких определялось затемнение в области верхней доли справа. Он принимал амоксициллин, клавуланат и кларитромицин. Бактериологические исследования и исследования на вирусы ничего не показали. Затемнение правого легкого прогрессировало вплоть до двустороннего поражения. После семи дней антибиотикотерапии, лихорадка постепенно стала убывать, и затемнение правого легкого стало разрешаться. Во время этого периода больной получал альбутерол (0.5 мг по небулайзеру, с кислородом со скоростью 6 литров в минуту, четыре раза в день в течении семи дней ).

Отслеживая контакты, было обнаружено, что симптомы стали появляться у пациентов через два дня после поступления исходного пациента. Более того, все врачи и медсестры, которые принимали участие в лечении этого пациента, все студенты, его обследовавшие, и все больные, находившиеся рядом, первыми сообщили о повышении температуры 10 марта. Поэтому мы определяли все случаи развития болезни у людей, которые находились в непосредственном контакте с исходным пациентом, или тех кто контактировал с ним в отделении как вторичных больных. Случаи в которых пациенты заразились от таких больных (например, члены семей работников здравоохранения, или пациентов находившихся в тех же палатах), были определены как третичные случаи .

Популяционное исследование и анализ данных
Исследовались все вторичные и третичные случаи. Их демографические, клинические, лабораторные и радиологические данные были доложены и проанализированы. Составными клинических конечных точек были : необходимость лечения в отделении интенсивной терапии, смерть и то и другое. Единичный и множественный вариационные анализы клинических и лабораторных данных были выполнены для определения прогностической изменчивости. Статистические анализы были выполнены с помощью компьютерной программы SYSTAT (version 7.0, SPSS, Chicago). Данные были представлены как средние величины, кроме некоторых специальных статистических параметров.

Единичный вариационный анализ был представлен для сравнения пациентов, которые достигли конечной точки, и тех кто нет, с помощью непарного теста Стьюдента или теста chisquare дополнительно.

Множественный логистически-регрессионный анализ был представлены позже, с обратным постепенным анализом, для определения предсказуемых к неблагоприятному исходу больных.

Все анализы клинической изменчивости со значением Р менее 0.20 по одномерным анализам, были включены в модель. Значения Р менее 0.05 служили признаком статистической достоверности. Все вероятности были двойственны. В промежуток с 11 по 25 марта 2003 года, общее число госпитализированных с ТОРС пациентов составило 156, из которых 138 были определены как либо вторичные, либо третичные случаи, в результате контакта с нашим исходным пациентом. 126 пациентов в этой группе были с вторичными случаями, и 26 с третичными, включая 69 работников здравоохранения (20 врачей, 34 сестры и 15 человек имеющих отношение к медицине) и 16 медицинских студентов, которые работали в исходном отделении, плюс 54 пациента, которые либо находились в том же отделении либо навещали там своих родственников. 66 пациентов мужчины, 72 женщины, их средний возраст составлял приблизительно 39.3+16.8 лет. У 19 пациентов были сопутствующие заболевания: сердечно-сосудистые заболевания у 4, миелодиспластический синдром у 2, хронические заболевания печени у 3, хроническая почечная недостаточность у 2, сахарный диабет у 5 и хронические заболевания легких у 3 пациентов. Большинство медицинских работников ранее были здоровы. Все пациенты были этническими китайцами.


Клинические проявления
Промежуток между контактом с исходным пациентом или палатой и началом лихорадки находился в пределах от 2 до 16 дней. Инкубационный период в среднем составлял 6 дней. Наиболее частыми симптомами в начале болезни были: лихорадка (у 100% пациентов); озноб (73.2%); миалгия (60.9%); кашель (57.3%); головная боль (55.8%); и головокружение (42.8%). Менее часто встречались : отхождение мокроты (29.0%); сухость в горле (23.2%); острый насморк (22.5%); тошнота и рвота (19.6%); и диарея (19.6%). Физикальное обследование при поступлении обнаруживало повышение температуры тела у большинства пациентов (средняя температура 38.4°C, в пределах от 35 до 40.3). Хрипы могли выслушиваться у основания легких. Свистящие хрипы наблюдались у одного пациента, с астмой в анамнезе. Сыпь, лимфоаденопатия и пурпура в этой группе не наблюдались.


Снимок 1. Прямая рентгенограмма грудной клетки 25 летней женщины с обозначенными связанными между собой тенями
Плеврального выпота и мидиастенальной аденопатии не определяется.


Данные гематологических исследований
В первичном анализе крови определялась лейкопения (общее число лейкоцитов менее 3.5) у 33.9% больных. Следует принять во внимание, что уровень нейтрофилов (в среднем 3500 на мм3, в пределах от 500 до 11.800) и моноцитов оставался в пределах нормы в большинстве случаев, 69.6% от числа пациентов с умеренной лимфопенией (число лимфоцитов менее 1000 на мм3). Тромбоцитопения (общее число тромбоцитов менее 150.000 на мм3) составила 44.8% от общего числа обследованных пациентов. Количество лимфоцитов продолжало снижаться в течении первых дней с момента поступления (таблица 1 ). Удлинение активного частичного тромбопластинового времени (>38 секунд) отмечалось у 42.8% пациентов, хотя протромбиновое время оставалось в пределах нормы в большинстве случаев. У 45.0% пациентов Д-димер уровень был также повышен. В периферической крови было увеличено содержание реактивных лимфоцитов в 15.2% случаев.

Данные биохимических исследований
Значения биохимических показателей были нормальными в большинстве случаев. Однако встречались и изменения показателей у достаточного количества больных. Уровень АлАТ был повышен (>45 в мл) в 23.4% случаев (средний уровень 60.4+ 150.4 в мл). И только у двух пациентов в анамнезе были хронические заболевания печени. Уровень креатинкиназы были повышены у 32.1% пациентов (средний уровень 126 в л, в пределах от 29 до 4644).Ни у кого из пациентов с повышенным уровнем креатинкиназы не имелось отклоняющихся от нормы значений креатинкиназы МВ или тропонина Т, из чего следовало что сердечная мышца скорее всего не могла быть источником повышенного уровня фермента. Уровни ЛДГ были повышены у 71.0% пациентов. Гипонатриемия (натрий<134 ммоль/л) была зарегистрированы у 20.3% пациентов, и гипокалиемия (уровень калия < 3.5 ммоль/л) у 25.2%. Результаты лабораторных исследований проведенных в течение первой недели госпитализации представлены в таблице 1.

Таблица 1. Среднее значение данных лабораторных исследований в исследуемой группе, состоящей из 138 пациентов в течении первых семи дней госпитализации.

Изменения День 1 День 3 День 5 День 7 Гемоглобин (г/дл) 13.5+1.7 13.1+1.7 13.0+1.6 12.9+1.7 Тромбоциты (x10-9/л) 150.2+60.1 153.2+61.3 164.9+70.7 206.3+89.9 Лейкоциты (x10-9/л) 5.1+2.1 5.1+2.7 6.0+3.4 8.3+4.9 Нейтрофилы (x10-9/л) 3.9+2.0 4.0+2.7 5.0+3.3 7.2+4.7 Лимфоциты (x10-9/л) 0.9+0.7 0.8+0.7 0.7+0.4 0.6+0.4 Протромбиновое время (сек ) 11.2+4.7 12.7+8.6 11.2+4.6 11.3+4.0 Активное частичное тромбопластиновое время (сек) 41.6+8.9 44.8+12.8 41.2+8.1 36.3+6.9 Натрий (ммоль/л) 135.6+3.4 135.9+3.5 137.0+4.4 139.2+4.9 Калий (ммоль/л) 3.7+0.4 3.8+0.5 3.8+0.4 3.9+0.4 Мочевина (ммоль/л) 4.7+5.1 4.5+4.5 4.6+3.8 6.3+7.2 Креатинин (ммоль/л) 99.0+111.8 94.3+100.4 82.8+23.8 82.7+27.2 Биллирубин (ммоль/л) 10.0+19.4 10.7+17.8 12.5+19.3 14.3+16.3 АлАТ (МЕ/л) 60.4+150.4 67.4+113.7 69.4+72.3 89.8+104.5



Результаты микробиологического и вирусологического исследований
В группе, состоящей из 138 пациентов, было выделено 5 положительных результатов посева мокроты; три были позитивны к Haemophilus influenzae, одна к Streptococcus pneumonia и одна к Klebsiella pneumonia. Ни одна из гемокультур не оказалась положительной. Другие бактериологические исследования ничего не обнаружили. Из всех назофарингеальных мазков один был позитивным к вирусу гриппа. А, один к вирусу гриппа В, и два были положительны к респираторному синцитиальному вирусу. Микроскопическое исследование назофарингеальных аспиратов 5 пациентов выявило в одном случае парамиксоподобные вирусные частицы, в другом случае коронаровирусоподобные вирусные частицы. Еще три аспирата были негативы. Производиться дальнейшее вирусологическое исследование.

Данные рентгенологического исследования грудной клетки
В начале лихорадки у 108 из 138 пациентов (78.3%) отмечались изменения на рентгенограмме грудной клетки, все изменения заключались в усилении легочного рисунка. Из этих 108 пациентов у 59 (54.6%) отмечался односторонний характер очага поражения, а у 49 (45.4%) было обнаружено односторонне мультифокусное или двустороннее поражение. Затемнение в легких со временем развивалось у всех пациентов во время течения болезни. Изначальные рентгенологические изменения были неотличимы от изменений, связанных с другими причинами бронхопневмонии. Интересно, что в процесс вовлекались в основном периферические отделы. В обследуемой группе больных плевральных выпотов, образования полостей распада, лимфааденопатии внутригрудных лимфатических узлов не определялось. Среди пациентов с ухудшением клинической картины на серии рентгенограмм грудной клетки отмечалось прогрессирование легочных инфильтратов в сроках приблизительно от 7 до 10 дней с момента поступления. Часто наблюдалось увеличение очагов затемнений в легких и вовлечение в процесс большого количества участков легкого (снимок 2a, 2b). Положительный эффект лечения может быть продемонстрирован рентгенограммами грудной клетки с признаками разрешения затемнения в легких (снимок 2С). В случаях, когда на прямой рентгенограмме грудной клетки характерных участков затемнения не обнаруживалось, проводилась конвенционная компьютерная томография грудной клетки и томография высокого разрешения. Типичными находками при компьютерной томографии грудной клетки, как показали 25 случаев, являлись связанные с болезнью затемнения в виде "матового стекла" в периферических отделах вовлеченной в процесс легочной паренхимы, обычно субплевральной локализации. Эти периферические затемнения по своим характеристикам напоминали затемнения, при облитерирующем бронхиолите во время организации пневмонии. Явной дилятации бронхов не наблюдалось.


Снимок 2. Прямая рентгенограмма грудной клетки 46 летнего мужчины
А. Участок затемнения слева
В. Следующая рентгенограмма с признаками прогрессирования болезни (множественные, двусторонние участки повреждения
С. Последующая рентгенограмма показывающая уменьшение двустороннего затемнения легких после терапии


Снимок 3. Компьютерная томография высокого разрешения, с характерными затемнениями в виде "матового стекла" субплевральной локализации в переднем сегменте верхней доли правого легкого
Полостей распада нет. Конвенциальная компьютерная томография не показала наличия плеврального выпота или лимфааденопатии внутригрудных лимфатических узлов.


Клинические исходы
Из 138 пациентов 32 (23.2 %) были переведены в отделение интенсивной терапии по поводу дыхательной недостаточности. Механическая вентиляция легких требовалась 19 пациентам (13.8 %). У этих 32 пациентов стремительное ухудшение картины в легких, затруднение дыхания и гипоксемия развились в среднем на 6.5 день (в пределах от 3 до 12) и привели к их переводу в отделение интенсивной терапии. К 21 дню со дня начала вспышки, пятеро пациентов умерло (уровень смертности 3.6%). Все пятеро были госпитализированы по общим медицинским показаниям. У двоих пациентов отмечался миелодиспластический синдром, у одного застойная сердечная недостаточность, у одного алкогольный цирроз печени и у одного реактивация гепатита В. Никто из медицинских работников и студентов не умер. К настоящему времени выписано 76 пациентов (55.1%), из которых 44 (31.9%) медицинские работники. Показаниями к выписки послужили нормализация температуры тела в течении 96 часов и рентгенологическое подтверждение улучшения картины в легких.

Факторы приведшие к госпитализации в ОИТ и к смерти
Единичный вариационный анализ показал что престарелый возраст, мужской пол, высокий пиковый показатель креатинкиназы, высокий уровень ЛДГ при обследовании и высокий пиковый уровень ЛДГ, высокое число абсолютных нейтрофилов и низкий уровень натрия являлись предрасполагающими факторами к госпитализации в ОИТ и к смерти (таблица 2 ). Наличие сопутствующей патологии (у 19 пациентов) не влияло на ухудшение клинического исхода (Р=0.14). При множественном вариационном анализе факторами влияющими на неблагоприятный исход были : возраст (относительный риск на каждые 10 лет 1.80; 95% конфиденциальный интервал от 1.16 до 2.81; Р=0.009 ), высокий уровень ЛДГ (относительный риск на каждые 100 МЕ 2.09; 95% конфиденциальный интервал от 1.28 до 3.42; Р=0.003) и высокий абсолютный нейтрофиллез (относительный риск 1.60, 95% конфиденциальный интервал 1.03 до 2.50; Р=0.04)

Таблица 2. Единичные вариационные анализы клинических, лабораторных изменений, связанных с исходом лечения в ОИТ или смертью

Изменчивость при лечении в ОИТ лечение в ОИТ или смерть Значение Р Возраст (лет) 36.1+14.6 50.2+18.4 0.007 Мужской пол (%) 41.9 66.7 0.01 Пиковое значение Д-димер (нг/мл) 951.0+1197.9 1686.9+2132.3 0.31 Тромбоциты (x10-9/л) 156.8+61.2 131.7+64.9 0.06 Нейтрофилы (x10-9/л) 3.7+1.9 4.6+2.1 0.02 Лимфоциты (x10-9/л) 0.9+0.7 0.8+0.5 0.49 Активированное частичное тромбопластиновое время (сек) 41.0+7.5 43.6+11.7 0.23 Натрий (ммоль/л) 136.1+2.7 134.0+4.6 0.02 Мочевина (ммоль/л) 3.8+1.1 7.3+9.6 0.05 Креатинин (ммоль/л) 86.1+19.4 135.5+218.0 0.21 АлАТ (МЕ/л) 46.5+81.4 99.4+262.0 0.27 Креатинкиназа (МЕ/л) В начале 268.5+434.8 609.3+973.2 0.06 Пик 352.7+544.0 697.4+971.1 0.04 ЛДГ (МЕ/л) В начале 287.7+143.3 558.0+258.0 <0.001 Пик 310.0+153.8 629.7+283.5 <0.001



Результаты посмертного исследования
Посмертное исследование в двух случаях определило значительное уплотнение легких. Имелись различия при гистологическом исследовании в отдельных участках легких . В некоторых участках легких определялась ранняя фаза, в других фаза организации диффузного альвеолярного поражения. Ранняя фаза характеризовалась отеком легкого с формированием гиалиновой мембраны, что указывало на раннюю стадию ОРДС (снимок 4). Наличие клеточного и фиброзного экссудата в легких указывало на стадию организации альвеолярного повреждения . В интерстициальной ткани определялось незначительная лимфоцитарная воспалительная инфильтрация. Так же определялись вакуолизированные, многоядерные пневмоциты. Включение вируса обнаружено не было . Данных за вовлечение в процесс других органов не было. Было сообщено о вспышке смертельной пневмонии, в нашем госпитали, которая приводила к стремительному ухудшению дыхательной функции, требующей лечения в ОИТ в 23.2% случаев и механической вентиляции в 13.8% случаев. В течении менее 2 месяцев, ТОРС стал глобальной проблемой здравоохранения, которая побудила ВОЗ к необходимости ввода мер предосторожности во всем мире впервые за последние десять лет.


Снимок 4. Образец биопсии легкого полученный при вскрытии
А. Диффузное альвеолярное разрушение с закупоркой легкого, отек и формирование гиалиновой мембраны (гематоксилин- эозин В100 )
В. Фаза организации диффузного альвеолярного повреждения, со скудным количеством интерстициального воспалительно-клеточного инфильтрата (гематоксилин-эозин В200)
С. D. Вакуолированные, многоядерные пневмоциты (гематоксилин-эозин В400)


ТОРС развился у 69 медицинских работников и у 16 медицинских студентов, после контакта на работе в мужском отделении, куда был госпитализирован исходный больной. Высокая инфекционная опасность подтверждалась 26 случаями третичного заражения, к которым относились члены семей инфицированных медицинских работников. Есть предположение, что инфекция распространяется воздушно-капельным и возможно контактным путем, поэтому необходимо следовать мерам безопасности : использование респиратора N95 и использование масок и перчаток. Возможно что использование небулайзера для введения альбутерола исходному пациенту, повлияло на стремительное воздушно-капельное распространение инфекции. Клинические данные и рентгенологические исследования ТОРС имели сходство с синдромом, известным как атипичная пневмония. Обычными патогенами, вызывающими этот синдром являются Mycoplasma, Chlamidia и Legionella . Лихорадка, озноб, головная боль, миалгия и сухой кашель являются наиболее частыми находками у пациентов с этим синдромом. Однако клинические и рентгенологические признаки атипичной пневмонии не могут помочь в дифференциальной диагностике перечисленных выше патогенов, от обычных бактериальных патогенов, таких как S.pneumoniae и H.influenzae Исключение обычных патогенов и империческая терапия макролидами и фторхинолонами является обыкновенной стратегией лечения в таких случаях. В обследуемой группе больных были исключены как вирусные заболевания, такие как грипп и респираторная синцитиальная вирусная инфекция, так и большинство самых часто встречающихся бактериальных инфекций. Более того недостаточный эффект от проводимой антимикробной терапии, наводил на подозрение, что речь идет о новым вирусе, который поражает нижние отделы дыхательного тракта. Было только предварительное сообщение о причинном агенте ТОРС, и подразумевались метапневмовирусы и коронаровирусы .

Отношение к болезни вакуолизированных, многоядерных пневмоцитов, обнаруженных при гистологическом исследовании еще устанавливается. К моменту написания данной статьи пока не существует применимого диагностического теста. В первых 138 случаях определялись несколько основных симптомов ТОРС. Помимо лихорадки, озноба, которые встречались более чем в 70% случаев, кашель встречался в более чем 50% и головокружение более чем в 40%. Озноб мог соответствовать вирусемической стадии заболевания, которая постепенно стихала с прогрессированием болезни. В дополнение лимфопения и ее внезапное прогрессирование, тромбоцитопения, удлинение активированного частичного тромбопластинового времени, повышение ЛДГ и креатинкиназы, и увеличение АлАТ чаще встречались в начальной стадии заболевания в данной группе. Все эти находки немного отличаются от таковых при пневмонии вызванной обычными бактериальными инфекционными агентами. В тоже время эти симптомы и лабораторные данные не специфичны, совокупность этих признаков, должна настораживать практикующих врачей в плане развития ТОРС.

Так же установлено, что рентгенография грудной клетки является важной составной частью диагностики данного состояния. Обычно, у пациентов определялись односторонние участки уплотнения преимущественно на периферии. Приблизительно через неделю они стремительно прогрессировали до двустороннего уплотнения, а протяженность затемнения в легких коррелировала с ухудшением дыхательной функции. В случаях когда рентгенография грудной клетки была нормальной при наличии лихорадки и лимфопении, компьютерная томография являлась более чувствительным методом диагностики. Характерными находками на КТ были двусторонние периферические уплотнения в виде "матового стекла", имитирующие таковые при облитерирующем бронхиолите с организующейся пневмонией . Сходство рентгенологической картины с рентгенологической картиной облитерирующего бронхиолита при организующейся пневмонии и сходство гистологических проявлений при посмертном исследовании навели на мысль о применении кортикостероидов в комбинации с рибавирином для лечения ТОРС. Кортикостероидная терапия довольно успешно применялась при лечении ОРДС и при лечении облитерирующего бронхиолита с организующейся пневмонией. У большинства больных отмечался ответ на кортикостероидную терапию в сочетании с рибавирином, что проявлялось в исчезновении лихорадки и улучшении рентгенологической картины в легких в течении двух недель. В данном исследовании были определены некоторые клинические и лабораторные находки при обследовании, которые были связаны с неблагоприятным клиническим исходом в дыхательную недостаточность, ведущей к лечению в ОИТ или к смерти.. Единичный вариационный анализ показал что пожилой возраст, мужской пол, высокое число нейтрофилов, высокий пиковый уровень креатинкиназы, высокий начальный и пиковый уровень ЛДГ и низкий уровень натрия, связаны с неблагоприятным исходом. Независимыми предикторами являлись только пожилой возраст, высокое число нейтрофилов и высокий пиковый уровень ЛДГ . Так как высокий уровень ЛДГ часто наблюдается при повреждении тканей, можно предположить, что эта находка говорит о более интенсивном повреждении легких. Связь между высоким числом нейтрофилов и неблагоприятным исходом остается не объясненной. У всех 5 умерших пациентов имелась серьезная сопутствующая патология; однако при проведении вариационного анализа, сопутствующая патология не коррелировала с плохим исходом, возможно из-за малого количества таких пациентов.

ТОРС уже стал серьезной медицинской опасностью, а его высокая степень вирулентности очень настораживает. Решающим в понимании этого нового заболевания является исследование инфекционного агента и изучение его поведения. Достоверная, быстрая диагностика, основанная на мазках крови или назофарингеальных аспиратов, представляет собой огромную важность в будущем лечении этого заболевания. До того момента когда появятся доступные диагностические тесты , ясная клиническая картина поможет врачам быть начеку по отношению к таким состояниям. Ранняя диагностика, необходимая изоляция и соответствующая терапия являются составляющими победы над этой смертельной инфекцией.

Эта статья посвящается описанным в ней пациентам, многие из которых являются нашими коллегами, а так же членам их семей и студентам медицинского факультета Китайского Университета Гонконга. Так же выражаем признательность большому количеству медицинского и сестринского персонала, которые продемонстрировали героическую самоотверженность при борьбе с болезнью, несмотря на потенциальный вред их здоровью, и всем их семьям.



Перевод статьи Васильев А.Ю.

A Major Outbreak of Severe Acute Respiratory Syndrome in Hong Kong
Nelson Lee, M.D., David Hui, M.D., Alan Wu, M.D., Paul Chan, M.D., Peter Cameron, M.D., Gavin M. Joynt, M.D., Anil Ahuja, M.D., Man Yee Yung, B.Sc., C.B. Leung, M.D., K.F. To, M.D., S.F. Lui, M.D., C.C. Szeto, M.D., Sydney Chung, M.D., and Joseph J.Y. Sung, M.D.

Материал опубликован на сайте http://www.nejm.org  7 Апреля 2003 года.
Copyright © 2003 Massachusetts Medical Society.

Постоянный адрес ссылки:

Вспышка тяжелого острого респираторного синдрома (торс) в гонконге