Этой зимой
 
 
 

 

Женщины с удаленными яичниками чаще страдают слабоумием

Овариэктомия, или хирургическое удаление яичников, ассоциируется с повышенным риском развития слабоумия и когнитивных расстройств.

К такому выводу пришли ученые из клиники Мейо, сообщившие о результатах своего исследования на 58 ежегодной конференции Американской академии неврологии в Сан-Диего.

Исследователи под руководством Вальтера Рокки (Walter Rocca) проанализировали истории болезни 1209 женщин, которым проводилась двусторонняя овариэктомия и 1302 женщин, перенесших одностороннюю овариэктомию в период с 1950 по 1987 год. В качестве контроля были отобраны женщины, которым подобная операция не проводилась.

Ученые проследили дальнейшую судьбу женщин и зафиксировали случаи развития деменции и когнитивных расстройств.

В результате исследования выяснилось, что у женщин, перенесших операцию по удалению яичников, слабоумие развивалось в 1,2-1,6 раза чаще, чем у остальных. По словам Рокки, по мере старения слабоумие развивалось у каждой третьей женщины с удаленными яичниками.

Риск слабоумия оказался выше у женщин, перенесших операцию в более молодом возрасте: удаление обоих яичников до 46 лет или удаление одного яичника до 38 лет.

По мнению ученого, повышенный риск слабоумия может быть связан со сниженным уровнем женского полового гормона эстрогена, который, возможно, оказывает определенное защитное действие на женский мозг. Удаление яичников приводит к значительному снижению выработки этого гормона.

С другой стороны, нельзя исключить вероятность того, что болезни, диктующие необходимость удаления яичников, и слабоумие развиваются у женщин с определенной комбинацией генов и взаимосвязаны между собой, сообщил ученый.

Рокка предупредил, что результаты исследования не должны влиять на решение женщины пойти на операцию по удалению яичников в случае, если того требует ее заболевание. В тоже время, следует взвесить все «за» и «против», прежде чем решаться на подобную операцию с профилактической целью, констатировал ученый.

Решить проблему, снизив вероятность развития слабоумия можно с помощью гормональной заместительной терапии с введением эстрогена, предположили авторы исследования.

Овариэктомия наиболее часто применяется в случае опухолей и других поражений яичников, матки, а также при раке молочной железы. Ежегодно около 300000 женщин в мире подвергаются этой операции.

Постоянный адрес ссылки:

Женщины с удаленными яичниками чаще страдают слабоумием


Калифорнийские биохимики обнаружили два природных пептида, обладающих значительным химическим сродством к бета-амилоиду

Калифорнийские биохимики обнаружили два природных пептида, обладающих значительным химическим сродством к бета-амилоидным шлакам, которые откладываются в тканях головного мозга при болезни Альцгеймера. Эти пептиды мигрируют к скоплениям амилоидов и прочно сцепляются с их поверхностью.

Ученые полагают, что существует реальная возможность ввести эти вещества или же их синтетические аналоги в молекулы лекарств, предназначенных для ликвидации амилоидных бляшек. Подобные молекулярные комплексы смогут уничтожать амилоидные наслоения, не причиняя ущерба нервным клеткам.

Постоянный адрес ссылки:

Калифорнийские биохимики обнаружили два природных пептида, обладающих значительным химическим сродством к бета-амилоиду


Американцы предлагают удалять обе груди для профилактики рака

Американские ученые считают, что женщинам с высоким риском развития рака груди необходимо в профилактических целях удалять обе молочные железы, сообщает Reuters. Результаты исследований, опубликованные в журнале Archives of Internal Medicine, свидетельствуют о том, что проведение превентивной билатеральной мастэктомии снижает риск развития злокачественной опухоли на 95 процентов.

Однако, исследователи из Kaiser Permanente\s Center for Research and Evaluation подчеркивают, что абсолютный риск развития рака у большинства прооперированных женщин был \незначительным\, и риск смерти от этого новообразования был \маленьким\.

Результаты базируются на обзоре 276 женщин (средний возраст - 45 лет), которым удаляли грудь в профилактических целях, и выборки из 196 женщин, случайным образом выбранных из 666800 пациенток, которым грудь не удалялась. Обе группы имели наследственную предрасположенность к развитию рака, а также предраковое заболевание - атипичную гиперплазию железы.

В группе профилактической мастэктомии только у одной женщины (0.4 процента) в течение 10 лет развивался рак груди, в то время как во второй группе таких женщин было 26 800 (4.0 процента).

Постоянный адрес ссылки:

Американцы предлагают удалять обе груди для профилактики рака


Навельбин (винорельбин) в лечении рака легкого

Н.Ф. Орел

Навельбин (винорелбин) активно используется в лечении рака легкого, в основном при немелкоклеточном раке легкого (НМРЛ), и проводятся отдельные исследования при мелкоклеточном раке легкого (МРЛ).
Немелкоклеточный рак легкого сегодня считается опухолью, чувствительной к химиотерапии благодаря внедрению в широкую клиническую практику таких современных препаратов, как навельбин, паклитаксел, доцетаксел, гемцитабин, иринотекан. В стандарты химиотерапии 1–й линии НМРЛ включены комбинации на основе производных платины и одного из вышеуказанных препаратов, что позволяет получить общий эффект у 40–60% больных и однолетнюю выживаемость 30–50%.

Навельбин – полусинтетический винкаалкалоид – ингибирует по- лимеризацию тубулина микротрубочек. Уже при проведении клинических исследований по I–II фазе была отмечена эффективность Навельбина у больных диссеминированным НМРЛ. При проведении этих исследований Навельбин вводили в дозе 25–30 мг/м2 1 раз в неделю в течение 2–3 месяцев до токсичности. Дозолимитирующей токсичностью была нейтропения III–IV степени в 21% [1]. Отмечен низкий уровень других побочных эффектов: инфекции, тошноты, рвоты, аллопеции, периферической нейропатии.

При изучении монотерапии Навельбином у 76 больных НМРЛ в отделении химиотерапии РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН общий эффект отмечен в 30,2%, медиана выживаемости – 36 недель [3].
Полученные результаты (общий эффект 12–31,1%,выживаемость 25–52,4 недели) послужили основанием для организации и проведения крупных клинических исследований Навельбина по III фазе у больных НМРЛ, по изучению эффективности Навельбина в комбинации с производными платины, т.к. ранее стандартной комбинацией для лечения НМРЛ считалась комбинация цисплатин + этопозид.

Эффективность комбинаций Навельбина с цисплатином и карбоплатином представлена в таблицах 2 и 3.

В отделении химиотерапии РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН комбинацию Навельбин + цисплатин в 1–й линии лечения получили 44 больных НМРЛ III–IV ст. Использовался режим: Навельбин 25 мг/м2 1, 8, 15, 22 дни + цисплатин 100 мг/м2 1 день. Цикл лечения 28 дней. Общий эффект получен у 43,2%, полный эффект 2,3%, стабилизация процесса 22,7%. Медиана выживаемости составила 46 недель, однолетняя выживаемость – 38,6%. Основным видом токсичности были нейтропения (III–IV ст. 77,2%), анемия (III–IV ст. 22,7%), нейротоксичность (I–II ст. 4,5%) [2].

В последние годы при НМРЛ ведется активное изучение много- компонентных режимов химиотерапии на основе цисплатина и новых цитостатиков с целью повышения эффективности лечения. Проводятся такие исследования и с Навельбином.

Сводные данные по клиническим испытаниям с тремя цитостатиками при НМРЛ представлены в таблице 5.
Как видно из представленных данных, Навельбин хорошо комбинируется как с производными платины, так и с другими новыми препаратами для лечения НМРЛ и не уступает им по эффективности. В работе К.
Takeda, 2002 [22] также не отмечено различий в эффективности при сравнении комбинаций иринотекан + цисплатин, паклитаксел + цисплатин, гемцитабин + цисплатин, Навельбин + цисплатин (кооперированное исследование 602 больных).

При невозможности использования у больных НМРЛ производных платины многие исследователи применяют комбинации, в состав которых входит Навельбин.

Для больных НМРЛ, получивших 1 линию химиотерапии, ведется активный поиск эффективных комбинаций среди новых препаратов. По данным Pectasides et al., [27] во 2–й линии Навельбин в комбинации с иринотеканом (Навельбин 25 мг/м2 1,15 дни + иринотекан 150 мг/м2 1, 15 дни, каждые 28 дней) оказался эффективным у 14,6% больных при стабилизации у 21,3% больных и медиане выживаемости 7,8 месяцев.

Комбинация: гемцитабин 1000 мг/м2 + Навельбин 25 мг/м2 1, 5 дни каждые 28 дней во 2–й линии (после паклитаксела и карбоплатина) оказалась эффективной у 11 из 28 больных (частичный эффект), стабилизация процесса – у 9 из 28 больных, медиана выживаемости –18 недель (табл. 6) [28].

Учитывая хорошую переносимость, Навельбин активно используется у пожилых больных как в монотерапии, так и в комбинациях.

Монотерапия Навельбином у пожилых позволяет получить эффект в 19,7–39,1% при медиане выживаемости 29–53 недели [29].

В последние годы активно развивается неоадъювантная химиотерапия НМРЛ и это доказано для III ст. заболевания [35]. Естественно, как один из новых активных при НМРЛ препаратов, Навельбин изучается в режимах адъювантной и неоадъювантной химиотерапии.

По данным Martins et al. [36], при неоадъювантном использовании комбинации Навельбин + цисплатин 27% больных III ст. НМРЛ были оперированы, у 70% зарегистрирован полный эффект, 3 года живы 22,5%. Комбинация цисплатин + эпирубицин + Навельбин (3 курса до операции) у пожилых больных НМРЛ IIIA ст. позволила получить общий эффект в 55% и 66% больных прооперировать [37].

По данным МОКОБ [38], при неоадъювантном применении 2–х циклов химиотерапии по схеме цисплатин 100 мг/м2 1 день + Навельбин 25 мг/м2 1, 8 дни объективный эффект отмечен в 63%, стабилизация – в 28,6%, прооперированы 89% больных. Патоморфоз III–IV степени – у 31% больных. При оценке отдаленных результатов после 24–х месяцев наблюдения отмечается достоверное увеличение продолжительности жизни больных, получавших химиотерапию, по сравнению с просто оперированными больными.

В таблице 8 сведены данные всех 9 сравнительных рандомизированных клинических исследований III фазы, которые наиболее полно характеризуют место Навельбина в х/т НМРЛ.

Суммируя данные приведенных выше исследований (более 1750 больных), можно заключить, что комбинация Навельбин + цисплатин в х/т НМРЛ IIIB–IV ст. обеспечивает: объективный ответ у 25–44%, медиану выживаемости 8–11,6 мес., 1–летнюю выживаемость 33–48%. Таким образом, комбинация Навельбин+цисплатин является одной из оптимальных возможностей первого выбора при х/т НМРЛ, и решение врача принимается с учетом инидивидуальных особенностей пациента, профиля токсичности цитостатиков и стоимости лечения.
На протяжении многих лет предметом дискуссии оставалась целесообразность адъювантной (послеоперационной) химиотерапии у больных с ранними стадиями НМРЛ, перенесших радикальную операцию. Существен- ный вклад в аргументацию "за" вносят результаты исследования III фазы, опубликованные на ASCO 2004 (Winton T. et al. Phase III randomized trial or adjuvant vinorelbine and cisplatin in completely resected stage IB and II nonsmall cell lung cancer. Proc.Am.Soc.Clin.Oncol. 2004; Vol 23: abstr. 7018 - oral communication).

Было показано, что в результате использования х/т Навельбин 25 мг/м2 еженед. + цисплатин 50 мг/м2 Д1, 8 цикл 4 недели, 4 цикла после радикальной операции у больных НМРЛ достигнуто (по сравнению с контрольной группой): – увеличение 5–летней безрецидивной выживаемости на 13% (61% vs48%) – увеличение 5–летней общей выживаемости на 15% (69% vs 54%) Результаты высокодостоверны. Комбинация Навельбина с цисплатином, таким образом, обеспечивает кардинальное улучшение результатов лечения ранних стадий НМРЛ. Учитывая, что стандартным методом лечения больных с неоперабельной III стадией НМРЛ является сочетанное химиолучевое лечение, в последние годы ведутся активные исследования по использованию новых препаратов, в том числе и Навельбина, в комбинации с различными режимами облучения (гиперфракционирования, сочетанное использование). При использовании навельбина в комбинации с производными платины и различными режимами облучения у неоперабельных больных НМРЛ общий эффект удается получить в 60–83% случаев [40,41,42].

Исследования продолжаются.

Разработана пероральная форма Навельбина, который равен по эффективности внутривенной форме, более удобен в использовании и в настоящее время активно изучается в различных комбинациях при НМРЛ [43,44]. Стандартный режим для перорального Навельбина (монотерапия): 60 мг/м2 1 раз в неделю 3 введения, затем 80 мг/м2 в неделю под контролем показателей крови.

В немногочисленных исследованиях при мелкоклеточном раке легкого (МРЛ) эффективность Навельбина в 1–й линии составляет 27%, во 2–й линии – 12–16% при длительности ремиссии 10–17 недель. Комбинация Навельбина с вепезидом и цисплатином эффективна в 77% при локализованном МРЛ и в 40% при диссеминированном МРЛ [45].

Одним из наиболее активно изучаемых в настоящее время направлений в лечении НМРЛ является использование «таргетных» препаратов в комбинации с химиопрепаратами. Начата I фаза клинического изучения у больных HMPЛ комбинации Навельбин + тарцева (ингибитор тирозинкиназ- ных рецепторов эпидермального фактора роста) [46]. При использовании цетуксимаба в комбинации с цисплатином и Навельбином у больных НМРЛ общий эффект отмечен в 59%, а в группе получавших только химиотерапию общий эффект – 36% [47]. Исследование продолжается.

Таким образом, Навельбин является одним из эффективных препаратов, входящих в стандартные режимы лечения НМРЛ, обладает умеренной токсичностью, хорошо комбинируется с другими препаратами и лучевой терапией, может использоваться амбулаторно, а также у пожилых и ослабленных больных.


Постоянный адрес ссылки:

Навельбин (винорельбин) в лечении рака легкого


Продление молодости: низкокалорийная диета важнее, чем упражнения

Физическая культура помогает справиться с проблемами, сокращающими жизнь, такими как ожирение, сахарный диабет, сердечно-сосудистые заболевания. Однако только снижение калорийности пищи может непосредственно замедлить процесс старения.

Ученые из Вашингтонского университета (Сент-Луис, США) обнаружили, что прием низкокалорийной сбалансированной пищи приводит к снижению концентрации гормона щитовидной железы Т3. Этот гормон отвечает за температуру тела, обмен веществ в клетках, влияет на образование свободных радикалов. Все эти факторы считаются важными показателями старения. Низкокалорийная диета также снижает содержание медиатора воспаления фактора некроза опухоли (ФНО)-альфа.

Автор работы Luigi Fontana и его коллеги считают, что одновременное снижение концентрации Т3 и ФНО может замедлять процесс старения.

Ученые сравнили содержание гормона Т3 в крови 28 взрослых людей, употребляющих в течение 3-15 лет низкокалорийную сбалансированную пищу, 28 людей, ведущих сидячий образ жизни, и 28 спортсменов (две последние группы питались обычной для западного человека пищей).

Обследуемые из группы с низкокалорийной диетой употребляли 1800 калорий в день, остальные – 2700 калорий. Концентрация Т3 была ниже только у тех, кто ел низкокалорийную пищу. Уровень других гормонов щитовидной железы был нормальным, это значит, что никто из них не страдал гипотиреозом.

Интересно, что количество жировой ткани не влияло на уровень гормона. Этот важный факт говорит о том, что концентрация Т3 связанна именно с калорийностью пищи, а не со стройностью человека. Уровень Т3 в группе людей, употребляющих низкокалорийную пищу, отличался на 30% от уровня гормона в группе спортсменов, хотя содержание жировой ткани в этих группах не различалось.

Luigi Fontana называет этот результат волнующим, так как он показывает, что омолаживающий эффект низкокалорийной диеты зависит именно от низкого потребления энергии, а не от стройности человека.

По материалам Reuters Health.
Подготовила Анастасия Мальцева.

Постоянный адрес ссылки:

Продление молодости: низкокалорийная диета важнее, чем упражнения


Телевизор повышает кровяное давление у детей

Согласно результатам нового исследования, дети, которые много времени проводят перед телевизором, чаще других страдают от ожирения и гипертонии. Данный анализ был направлен на повышение сознательности как врачей, так и родителей по отношению к тому, сколько времени дети проводят перед экранами телевизоров. Об этом заявляет доктор Джеффри Швимер (Jeffrey B. Schwimmer), профессор педиатрии из Калифорнийского университета в Сан-Диего, США.

Группа исследователей во главе с доктором Швимером провела анализ состояния здоровья 546 детей и подростков в возрасте от 4 до 17 лет, страдающих от ожирения. Была собрана детальная информацию о том, сколько времени они проводят перед телевизором, и как это отражается на показателе их индекса массы тела и кровяного давления.

Исследователи обнаружили, что как ожирение, так и сидение перед телевизором приводит к гипертонии у детей. По словам специалистов, если ребенок проводит перед телевизором 2-4 часа в день, то вероятность развития у него гипертонии повышается в 2,5 раза по сравнению с теми, кто посвящает просмотру ТВ-программ менее двух часов. Если же ребенок сидит перед телевизором более 4 часов, то данный показатель возрастает до отметки 3,3 раза.

Результаты данного исследования были опубликованы в последнем номере журнала Аmerican Journal of Preventive Medicine.

Постоянный адрес ссылки:

Телевизор повышает кровяное давление у детей


Диета лиц с ожирением отличается нарушением содержания микроэлементов

Люди с ожирением характеризуются питанием с повышенным содержанием белка и выраженным дефицитом диетических волокон, высоким ежедневным потреблением натрия, относительным дефицитом витаминов A, B1, и РР (Cent. Eur. J. Public. Health, 2000).

Постоянный адрес ссылки:

Диета лиц с ожирением отличается нарушением содержания микроэлементов


Материал добавлен пользователем Anna_Li

\n\n

Консультирование связанное с ВИЧ

Консультации перед тестированием

Тестирование на антитела к ВИЧ это не то же самое, что профилактика ВИЧ. Со времени введения в практику тестирования на антитела к ВИЧ некоторые комментаторы, к сожалению, интерпретировали тест таким образом, как будто получение результата анализа было необходимым и достаточным, чтобы гарантировать, что человек принял условия безопасного секса.

Во всем мире исследования показали, что не существует чет­кой или универсальной связи между осведомленностью о своем ВИЧ-статусе (наличии или отсутствии антител к ВИЧ) и следованием правилам безопасного секса. Мы знаем, что единственное, что связывает между собой тестирование на антитела к ВИЧ и принятие правил безопасного секса — это качественное до- и послетестовое консультирование, а не результат теста сам по себе. Более того, такое непонимание цели тестирования на антитела заключает в себе риск отвлечения внимания от жизненно важной потреб­ности каждого постигать правила безопасного секса.

Хороший консультант может использовать возможность консультирования по безопасному сексу и безопасному употреблению наркотиков при тестировании на антитела.

Консультантам придется давать советы и оказывать поддержку людям на самых разных стадиях. Некоторым людям надо будет впервые задуматься о принятии для себя правил безопасного поведения. Другим понадобится поддерж­ка, чтобы продолжать следовать этим правилам.

Процедура тестирования

Подробное описание процедуры тестирования очень важно для получения осознанного согласия. Консультанту необходимо черкнуть следующее:

• Решение о тестировании не обязательно принимать немедленно.

• Результаты исследования будут готовы не сразу. Период ожидания может быть очень стрессовым, и наилучший способ уменьшить этот стресс — пройти тестирование в тот же день с получением результатов в ближайшие дни. Од­нако за счет этого не следует сокращать время на консультирование или обдумывание.

• Результаты всегда должны выдаваться лично в руки и никогда по телефону или по почте.

• Кто еще узнает о результате, какие данные будут храниться в лаборатории? Будет ли поставлен в известность участковый врач клиента?


Конфиденциальность

Принцип конфиденциальности нельзя недооценивать.

Подробное рассмотрение конфиденциальности должно включать в себя обсуждение мер защиты конфиденциальности клиента при его посещении лаборатории, особенно венерологической клиники, а также обсуждение того, как человеку сохранять конфиденциальность в течение длительного времени.

Многие люди не скрывают факта тестирования, ожидая, что оно даст отрицательный результат. Это может создать серьезные про­блемы для соблюдения конфиденциальности, если результат окажется положительным.

Сообщать ли партнерам о результате теста? Проводит ли клиника политику поощрения партнеров информировать друг друга? Как это можно сделать?

Каждый клиент должен пройти послетестовое консультирование, посетив консультанта столько раз, сколько потребуется, независимо от того, положителен результат или отрицателен.

Оценка риска

В дотестовом консультировании большую роль играет определение степени риска, поскольку многие люди, никогда не подвергавшиеся риску заражения, стремятся пройти тестирование на антитела к ВИЧ. Ожидание теста способно вызвать психологические страдания, которые можно в значительной мере облегчить в ходе консультирования на предмет возможного риска заражения в прошлом.

Согласно отзывам пациентов, информированность о собственном ВИЧ-статусе мало влияет на их поведение, в то время как консультирование о безопасном сексе и употреблении наркотиков влияет значительно. Поэтому беседа с па­циентом об определении степени риска может быть очень важным средством привлечения его внима­ния к вопросам безопасного секса и употребления наркотиков. К тому же дотестовое консультирование поможет избежать напрасного расходования средств на тестиро­вание людей, не подвергавшихся риску заражения ВИЧ,

Для того, чтобы делать правильные выводы о степени риска, которому подвергался человек в прошлом, и давать полезные советы обеспокоенным людям, необходимо хорошо знать механизмы передачи ВИЧ-инфекции.

Мужчинам бывает трудно признаться в наиболее рискованных действиях, таких как опасный секс с другими мужчинами или использование общих шприцев при употреблении наркотиков. Консультанту нужно найти деликатный подход к пациентам, чтобы реалистично оценить риск, которому они подвергались.

Для некоторых женщин нетрудно признаться в рискованном поведении (например, в опасной половой близости с мужчинами), но гораздо труднее признать, что их партнеры могли подвергаться риску заражения, например употреб­лять наркотики. Поэтому женщинам, даже в располагающей и конфиденциальной обстановке, труднее пра­вильно оценивать степень риска. Также трудно женщинам бывает признаться, что их риск мог быть обусловлен анальным сексом, из-за табу, существующего в обществе на этот счет.

Страх перед СПИД

При консультировании в связи с обследованием на антитела к ВИЧ нужно быть готовым к встрече с различными страхами перед СПИД, зачастую необоснованными. Существует опасность навешивания на таких людей ярлыков «паникеров» или «паникеров» или «невротиков». Вот некоторые примеры таких страхов:

1. Страх по поводу половых контактов, не являвшихся рискованными, например половая близость с проституткой с использованием презерватива, который остался целым. Человек стремится пройти тестирование «на всякий случай».

2. Страх по поводу секса с незначительным риском, особенно орального секса.

3. Страх по поводу маловероятных событий, которые могли привести к заражению, например, человек боится, что ему ввели инфицированную кровь, пока он спал.

4. Страх из-за сомнений в точности результата теста, что приводит к просьбам этот тест повторить.

Это обычно связано с другими видами страха, упомянутыми выше. Первый и второй варианты страха вероятно, основаны как на чувстве вины, так и на недостаточной информированности о путях передачи инфекции. Часто у клиентов нет возможности обсудить с кем-либо волнующие их проблемы секса.

С третьим вариантом страха справиться гораздо труднее, т.к. он в основе своей абсурден. Не было зарегистрировано случаев ВИЧ-инфекции в результате введения крови так, чтобы человек не знал об этом, но эта информация вряд ли убедит такого человека и рассеет его страхи. Любой человек с такой формой боязни нуждается в опытном консультанте или психотерапевте, чтобы выявить первопричину своего страха. Это единственная форма страха, которую можно назвать фобией.

В случаях с фобиями успешно применяется психотерапия, чтобы помочь людям избавиться от навязчивых страхов относительно ВИЧ-инфекции. С этими страхами нельзя справиться в ходе обычного дотестового консультирования или давая советы по телефону. Лучшим решением будет направление такого пациента к психологу-клиницисту или консультанту, специализирующемуся на случаях с фобиями. Однако направление к психологу-клиницисту даст положительный результат лишь в том случае, если психолог достаточно хорошо информирован о ВИЧ-инфекции. Слишком часто люди, направляемые к психологам за помощью, обнаруживают, что те дают им противоречивую инфор­мацию о ВИЧ, что только ухудшает ситуацию.

Четвертая форма страха часто связана с другими его вариантами. Например, тот, кто испытывает чувство вины из-за половой связи с другим мужчиной или из-за секса «на стороне», может добиваться повторных тестов, чтобы получить подтверждение правомерности своих действий и убедиться, что ничего страшного не случилось.

С другой стороны, это может быть связано с недостатком информации о ВИЧ и тестировании. Все это может сильно огорчать консультантов, т.к. повторное тестирование подрывает доверие к их советам. Вот почему для консультантов очень важно постоянно знакомиться с новейшими данными о механизмах передачи и тестировании на ВИЧ и быть в состоянии четко объяснить, почему людям следует полагаться на эти данные.

Все эти формы страхов могут сопровождаться стойкими и убедительными симптомами, которые усиливают страхи и заставляют пациента приходить к консультанту снова и снова. Эти симптомы нередко имеют другую физическую причину, совершенно не связанную с ВИЧ-инфекцией, и, если консультант будет убеждать пациента в том, что это психосоматические (внушенные) симптомы, это не принесет пациенту никакого облегчения, т.к. его страдания могут быть вполне реальными.

Особенности консультирования мужчин-гомосексуалистов
Прохождение ВИЧ-теста может являться предварительным условием перед тем, как согласиться на рискованный секс во взаимоотношениях с партнером. Эта договоренность опирается на соглашение о том, что никто из двух партнеров не будет иметь рискованного секса «на стороне», и на соглашение о том, что является приемлемой сексуальной практикой на стороне. Например, один из партнеров может сомневаться относительно безопасности орального секса, а другой — нет.

Такого рода разногласия могут вызвать сильное беспокойство и напряжение во взаимоотношениях. Важная задача послетестового консультирования — помочь обоим партнерам в решении подобных проблем.


Консультирование пар

Может создать проблемы для конфиденциальности в отношении тестирования на ВИЧ. Например, один из партнеров может не рассказать другому о некоторых деталях из своего сексуального прошлого. Все же необходимо поощрять пары приходить на консультирование вместе после отрицательного или положительного результата, чтобы убедиться, что они оба достигли понимания последствий этого результата для их взаимоотношений.

Некоторым геям и бисексуалам, особенно начинающим, было бы полезно разъяснить, что к тесту на антитела к ВИЧ не следует относиться как к обычному исследованию в одном ряду с анализами на сифилис и гепатит В. Превращение тестирования на ВИЧ в рутинную процедуру может психологически травмировать некоторых геев. Под этим они могут подразумевать неизбежность развития сероконверсии у гомосексуалистов, что ведет к подсознательному фатализму.

Для других геев тестирование на ВИЧ может превратиться в повторяющуюся процедуру, когда человек получает отрицательный результат после рискованного секса, какое-то время практикует безопасный секс, а затем снова возвращается к опасному сексу. Поскольку результаты тестов оказываются отрицательными, это может привести к утрате должного внимания к проблеме безопасного секса. Такие люди могут считать себя обладателями загадочного иммунитета к ВИЧ-инфекции, либо полагать, что их инфицирование — лишь дело времени, пасуя перед трудностями поддержания практики безопасного секса.

В таких ситуациях тестирование не помогает им решить проблему собственной защиты на будущее.

Многие люди хорошо знакомы со всеми аргументами за и против тестирования на ВИЧ и многое знают о ВИЧ-инфекции, но при этом они могут длительное время воздерживаться от тестирования, приняв для себя решение о том, что знать собственный ВИЧ-статус необязательно.

Для многих, однако, потребность знания может перевесить желание оставаться в неведении относительно своего ВИЧ-статуса. Это может произойти вследствие вступления в связь с ВИЧ-позитивным или ВИЧ-негативным партнером, с которым возникает дискуссия о желательности рискованного секса. Это также может быть следствием получения новой информации о лечении бессимптомной ВИЧ-инфекции или из-за беспокойства о своем здоровье в целом.

Во всех таких случаях консультант должен признать, что это чувство неуверенности может парадоксальным образом помогать достижению безопасности и что диагноз ВИЧ-инфекции может вызвать такой же сильный шок у хорошо информированного человека, как и у того, для кого этот диагноз, как гром среди ясного неба.

Особенности консультирования женщин

Женщины могут испытывать затруднения в определении степени риска. Большинство из них, имея рискованные половые контакты с мужчинами, зачастую затрудняются в оценке риска заражения ВИЧ.

У каждой женщины, живущей с ВИЧ/СПИД своя история. Многие из них не знали, что их мужчины-партнеры вели опасный образ жизни, например, вступая в половые связи с другими мужчинами или употребляя инъекционные наркотики. Если партнер женщины не попадает ни в одну из указанных категорий, это не значит, что она не подвергается риску заражения. Она может не знать о его рискованной жизни в прошлом, или партнер отрицает свое рискованное поведение. Таким образом, очень важно не экономить время на обсуждении возможности получения положительного результата теста женщинами, казалось бы, с минимальным риском заражения.

Консультанту следует тщательно рассмотреть с клиенткой стратегию безопасного секса. Следует ли она ей сейчас? Есть ли у нее свой хороший или печальный опыт в этом отношении? Испытывает ли она какие-либо дополнительные трудности, такие как сложности в применении контрацептивов (например, пероральных контрацептивов), или подвергается оскорбительному и агрессивному обращению со стороны мужчины-партнера?

Также тщательно нужно проверить обоснованность тестирования клиентки. Некоторые женщины могут стремиться пройти тестирование потому, что подозревают наличие факторов риска у партнера (например, его неверность). Легко ли ей будет иметь дело с основной проблемой, принимая правила безопасного секса или продолжая следовать им, если тест даст отрицательный результат?

Стремление пройти обследование на ВИЧ может быть связанным с желанием иметь детей. Все женщины детородного возраста (и всех сексуальных ориентации) должны получить информацию о ВИЧ и беременности. Она должна включать в себя описание риска передачи инфекции от матери плоду, возможностей контрацепции и планирования беременности для уменьшения риска заражения и детальное рассмотрение всех аспектов рождения ребенка.

Если женщина стремится пройти обследование на антитела к ВИЧ, чтобы знать свой статус перед зачатием, важно, чтобы будущий отец ребенка также принял решение пройти тест. Все больше женщин проходят тестирование во время беременности. На этом этапе важно подробно рассмотреть все потребности женщины и убедиться, что ее никто не принуждает к тестированию.



Особенности консультирования наркоманов

Только на том основании, что клиент употреблял инъекционные наркотики в прошлом или употребляет их сейчас, нельзя делать вывод о том, что он обязательно подвергается риску заражения ВИЧ. На первом этапе консультанту необходимо тщательно проанализировать специфику поведения клиента прежде, чем прийти к заключению о риске, связанном с наркотиками или сексом.

Важно подкрепить стратегию, уже используемую клиентом, в отношении безопасного секса и менее опасного употребления наркотиков. Вероятно, будет легче развивать существующие стратегии, чем вводить совершенно новые.

Возможно, клиент принял наркотик или слишком пьян для восприятия информации и лучше было бы перенести консультацию на другой день?

Консультант должен проанализировать мотивы клиента для тестирования. Он пришел на тестирование под чьим-то давлением или это его свободный выбор? Давление может исходить от партнеров или семьи. Эта проблема особенно остро стоит в тюрьмах и больницах.

Не подтолкнул ли его к этому реабилитационный центр? Если да, то почему? Насколько постоянно клиент употребляет наркотики? Как положительный результат теста может повлиять на употребление им наркотиков? Не начал ли клиент метадоновую программу, не начал ли он сокращать прием наркотиков? В этом случае лучше всего дать ему возможность стабилизировать новый режим прежде, чем проходить тестирование.

Не был ли клиент недавно включен в программу детоксикации или реабилитации? Было бы лучше дать ему возможность адаптироваться к этим переменам перед тестированием.

Для многих людей информация, получаемая в ходе дотестового консультирования, может показаться сложной и запутанной, сопряженной с нервозностью и употреблением алкоголя или наркотиков. С целью уменьшить стресс часто бывает полезным подкрепить устную информацию рисунками для ключевых моментов, предложить клиенту записать основные пункты или воспользоваться готовой листовкой.

Организации, работающие с наркоманами, склонны направлять клиентов на тестирование. Положительный результат может помочь людям получить жилье, доступ к со­циальным выплатам и оборудованию, что значительно облегчает им жизнь с ВИЧ. Консультанты также должны быть готовыми помочь ВИЧ-отрицательным наркоманам получить доступ к этим материальным благам, чтобы повысить важность безопасного поведения.

Особенности консультирования представителей этнических меньшинств

Довольно трудно распределить по категориям данные о представителях этнических меньшинств потому, что они могут попадать во все основные группы риска. Однако имеется ряд ключевых проблем. Особенно важна проблема языка. Эти люди могут нуждаться в услугах переводчиков, а в отсутствие таковых они испытывают трудности в понимании того, что им рассказывают о тестировании на ВИЧ. В то же время, некоторые клиенты могут быть особенно чувствительны к присутствию третьего лица — переводчика из их общины, особенно, если эта община маленькая.

Консультирование с переводом не должно проводиться с обычным переводчиком. Это должен быть человек, обладающий знаниями о ВИЧ-инфекции и понимающий важность соблюдения конфиденциальности.

До- и послетестовое консультирование, вероятно, особенно важно для людей, согласно обычаям которых, устная информация ценится выше печатной — например, для выходцев из Вьетнама.

Мужчинам может быть трудно беседовать с женщинами-консультантами и наоборот, особенно для выходцев из мусульманских стран.

Представители различных культур также по-разному понимают категории здоровья и болезни, у них совершенно другие традиции медицины. Особенно важно учитывать национальный опыт, касающийся СПИД, если клиенты — вы­ходцы из африканских стран.

Диагноз СПИД может приводить к тому, что больных клеймят, отвергают и изгоняют из общества, как это часто случается во многих африканских странах. Вследствие этого люди страдают от подавленности, изоляции и страха не только потому, что они больны, но и изза реакции окружающих.

Люди из африканских стран после постановки диагноза ВИЧ-инфекции в Великобритании нередко делают вывод о своей неизбежной смерти в ближайшее время, поэтому они просто запираются в своих домах. Особенно важно убедиться в том, что клиент понимает разницу между ВИЧ и СПИД, и информировать его о доступных службах, могущих оказать поддержку и предоставить информацию. Для женщин из этнических меньшинств нужно особо выделять вопросы беременности и зачатия потому, что в ряде культур деторождение является проблемой огромной важности.

Консультанту необходимо поднять вопросы, касающиеся планов на будущее, с ВИЧ-инфицированными матерями на случай их смерти или неспособности позаботиться о детях из-за тяжелой болезни. Кто будет заботиться об их детях? Если речь идет о большой семье, что им расскажут о ВИЧ-инфекции и как это повлияет на обращение с детьми?

Мужчины-гомосексуалисты и бисексуалы из этнических мень­шинств могут испытывать большую озабоченность относительно последствий положительного результата тестирования для отношений в их семьях потому, что прочность семейных связей зачастую имеет очень большое значение. Мужчинам из этнических меньшинств бывает трудно признаться в своей бисексуальности даже самим себе, не говоря уже о женщинах-партнерах.

Многие представители этнических меньшинств стремятся пройти тестирование на ВИЧ только после появления симптомов. Частично это происходит из-за недостатка информации о ВИЧ-инфекции и СПИД, особенно в общинах беженцев, но также и из-за ограниченного доступа к службам здравоохранения.

Послетестовое консультирование

Положительный результат

Любые плохие новости сообщать трудно, и эта — не исключение. Каждый человек реагирует по-своему.

Можно поддаться соблазну ободрить клиента, предоставив ему дополнительную информацию, вместо того, чтобы посочувствовать его гневу, страху, печали или панике. Почти каждый, кому ставят диагноз ВИЧ-инфекции, испытывает сильное потрясение, что затрудняет немедленное восприятие сложной информации, например, касающейся дальнейшего развития болезни,

Важно увидеться с этим клиентом снова в ближайшее время и запланировать его последующие визиты. Нуждается ли он также в визите к врачу? Необходимо дать ему телефоны линии помощи и информацию о том, как он может связаться с консультантом в дальнейшем. Неплохо было бы дать клиенту какую-то информацию в письменном виде. Лучше не вдаваться сразу в подробности возможного негативного воздействия ВИЧ-инфекции до того, как он усвоит первичную информацию.

Нужно проверить, знает ли клиент, к кому он может обратиться в случае срочной необходимости. Если клиент пришел с партнером или другом, узнать, хочет ли он, чтобы разговор вели с ними обоими.

Отрицательный результат

Огромное облегчение, которое испытывает человек при получении отрицательного результата, может помешать ему вникнуть в то, что ему говорят. Неплохо было бы пригласить его на хотя бы еще одну консультацию,

Отрицательный результат не дает никаких гарантий на будущее. Он не означает, что человек автоматически перейдет к практике безопасного секса или менее опасного употребления наркотиков. Роль консультанта в этой ситуации жизненно важная.

Нужно помнить, что эмоциональное состояние клиента все еще может требовать консультирования. Например, у ВИЧ-негативного гомосексуалиста есть друзья, живущие с ВИЧ или СПИД, из-за чего он может испытывать противоречивые, и болезненные эмоции. Известно, что такие эмоции могут провоцировать рискованное поведение.

Выбор лечения для тех, кому недавно поставлен диагноз
В свете последних достижений в области лечения ВИЧ-инфекции крайне важно во время консультирования после постановки диагноза обсудить с клиентом возможные варианты его лечения, даже если он об этом не просит.

Вскоре после постановки диагноза людям нередко предлагают воспользоваться возможностью, чтобы обсудить варианты лечения с врачом. Этот подход может быть разным в различных центрах в зависимости от того, как быстро после постановки диагноза будут проделаны дополнительные тесты (тест на вирусную нагрузку, подсчет CD4+). Эта информация является принципиально важной для обсуждения, которое будут проводить с клиентом консультант или врач в первые месяцы после получения им положительного результата теста.

Можно рассмотреть много вариантов ситуаций на примерах, предложенных врачами или людьми, живущими с ВИЧ.



Немедленное начало лечения

У некоторых пациентов могут быть показания к немедленному началу антиретровирусного лечения в расчете на положительный эффект. Это зависит частично от состояния их здоровья, а частично от мнения врача, проводившего тесты. Например, некоторые врачи настоятельно рекомендуют лечение тем, кто подвергся риску заражения совсем недавно или находится в процессе сероконверсии.

При таких обстоятельствах важно, чтобы пациент понимал, что эти предложения носят экспериментальный характер. Хотя показано, что лечение в раннем периоде инфекции у большинства пациентов снижает вирусную нагрузку до неопределяемого уровня, количество наблюдений остается небольшим, а процент прекративших лечение из-за его непереносимости колебался от 5 до 50 в различных исследованиях. Кроме того, примерно 5 % тех, кто начал антиретровирусную терапию на этой стадии, не в состоянии соблюдать предписанную дозировку.

Пока неясно, как долго будет сохраняться эффект, достигнутый таким лечением. Тщательное соблюдение предписанной дозировки является главным определяющим фактором для достижения благоприятного и продолжительного результата лечения. Пациентам необходимо понять важность строгого соблюдения схемы приема назначаемой комбинации антиретровирусных препаратов до того, как приступать к лечению.

Врачи вряд ли будут рекомендовать очень раннее начало лечения (в ближайшие дни), разве что у пациента первичная стадия инфекции или появились симптомы заболевания.

Точность тестирования на ВИЧ

Положительный результат теста обычно очень точен, поскольку тестируются две пробы крови. В целом кровь тестируется несколько раз различными тест-системами, чтобы убедиться, что она содержит антитела к ВИЧ. Крайне мала вероятность того, что результат может оказаться ложноположительным.

Отрицательный результат так­же надежен, если клиент выждал, по крайней мере, три месяца после того, как он подвергся риску заражения.

Ложноположительные результаты

Есть две причины ложноположительных результатов: перекрестные реакции антител и ошибка человека. Следует подчеркнуть, что такие результаты очень редки.

Иногда в крови могут присутствовать антитела, не имеющие отношения к ВИЧ, которые, тем не менее, могут обусловить положительный результат теста. В первые годы после введения в практику тестирования на ВИЧ такие ложноположительные результаты встречались нередко. Было замечено, что некоторые заболевания вызывают Ложноположительные результаты.

В настоящее время это случается очень редко поскольку используется много различных тест-систем. Перекрестные реакции случаются в отдельных тест-системах, но не повторяются в других. Обычно в лабораториях используют три различных тест-системы для подтверждения положительного результата.

Люди могут ошибаться при выполнении любых анализов. Поэтому взятая на исследование кровь разделяется на две порции с тем, чтобы повторить тест еще раз, если одна из порций даст положительный результат. Это позволяет уменьшить вероятность положительного результата по причине ошибок персонала лаборатории.

Неопределенные, или слабоположительные, результаты

Неопределенным называют результат, который показывает слабоположительную реакцию либо по причине неизвестных перекрестных реакций антител, либо из-за технической ошибки, либо по причине очень низкого содержания антител к ВИЧ в сыворотке крови.

В последнем случае слабоположительный результат может отмечаться вскоре после заражения. Так происходит потому, что вирус состоит из различных белков, и антитела вырабатываются к каждому из белков отдельно. При ВИЧ-инфекции некоторые белки появляются в крови гораздо раньше других. Если в крови появляются антитела лишь к одному из многих белков, это может приводить к слабоположительному результату.

Могут ли некоторые заболевания быть причинойложноположительных результатов?

В редких случаях — да. Вакцинация против гепатита В и гриппа может временно повысить вероятность ложноположительных результатов. Такой же эффект может иметь введение иммуноглобулина против гепатита В и противостолбнячного иммуноглобулина. Нет никаких данных о том, что грипп может быть причиной ложноположительного результата. Ложноположительные результаты также наблюдались у небольшого количества больных волчанкой, кистозным фиброзом, хроническими болезнями печени и у больных, пользующихся «искусственной почкой».

Постоянный адрес ссылки:

Консультирование связанное с вич


Алкогольная экология и проблема лечения алкогольной зависимости

Зав. отделением - Панасюк Юрий Алексеевич, Панасюк Андрей Владимирович
ГУ “РКБ” Психиатрическое отделение. 3300, MD, Молдавия, г. Тирасполь ул. Мира 33, ГУ ”РКБ”

Употребление спиртных напитков приняло столь повсеместный и широкий размах, что уже невозможно ограничиться помощью только людям с развившейся зависимостью. Помощь и поддержка необходима множеству людей на всех этапах и при всех формах потребления алкоголя. Такую поддержку человеку можно оказывать, располагая знаниями и умениями из новой междисциплинарной области, получившей название «алкогольная экология».

Алкогольная экология — это защита человека от деструктивного, разрушительного действия спиртных напитков на организм, модификация картины опьянения, замедление развития зависимости, преодоление зависимости от спиртного.

Целью алкогольной экологии является достижение дисциплинированного, оптимально дозированного употребления спиртных напитков, усиление позитивных эффектов алкоголя и максимально возможное уменьшение его вредного воздействия на человека. Занимаясь алкогольной экологи- ей, мы стремимся к минимизации вредных последствий потребления алкоголя, к оптимизации его употребления, к потреблению чистых и качественных напитков, к помощи людям с алкогольными проблемами. [5]

В алкогольной экологии можно выделить ее социальные, биологические и психологические аспекты. Алкоголизм и наркомания являются биопсихосоциальными заболеваниями. Это значит, что болезнь физически разрушает ваше тело (био), воздействует на рассудок (психо) и серьёзно меняет отношение больного с людьми, разваливая семью и опуская его на дно жизни (социо).

Все попытки полного запрещения алкоголя во все исторические эпохи оказывались в лучшем случае безуспешными, а зачастую вредными для общества. Так, «сухой закон» в США привел к формированию организованной преступности. Попытка резкого ограничения алкоголя в СССР повела к невиданному росту пьянства и алкоголизма, а также наркомании и токсикоманий.

Алкогольная экология ставит перед собой задачу оптимизации отношения человека со спиртными напитками. В этом ее отличие от клинической наркологии, которая по-настоящему интересуется только уже заболевшим человеком и всем пациентам обычно предлагает полное воздержание от спиртного.

К биологическому аспекту алкогольной экологии относятся, в частности, врожденная переносимость алкоголя и генетическая предрасположенность к развитию зависимости.

К психологическому аспекту алкогольной экологии относится алкогольное поведение человека: система разрешений и запретов при взаимодействии с алкоголем, способности психологически настраивать себя на определенные формы поведения и ограничения. Это особенно важно в нашей водочной алкогольной субкультуре, где широко употребляется наиболее опасный спиртной напиток. А ведь водка дает не только агрессивные формы опьянения. Быстрее других напитков она вызывает и формирование зависимости, патологию внутренних органов, преждевременное старение и смерть человека. [5]

Безопасное количество алкоголя определить трудно, указывается, что можно рекомендовать до 24 г чистого алкоголя мужчинам и до 16 г женщинам в сутки. В случае превышения этих доз нужно 2 дня воздерживаться от спиртного. [8]

При пересчете данных доз на распространенные спиртные напитки получается следующее:

Допустимые дозы алкоголя в сутки, мл   Водка, Коньяк Вина Сухие вина Пиво Мужчины 75 150 300 495 Женщины 50 100 200 330

Суточная доза содержится в каждом из приведенных напитков. Большинство других специалистов критикует приведенные дозы, называя их слишком низкими. Впрочем, каждый из них весьма осторожен в количественном обозначении безопасных доз. Важно, чтобы человек, употребляющий алкоголь, избегал иных токсичных продуктов.

Можно назвать предвестники развития зависимости от алкоголя и отдельные симптомы заболевания, которые существуют изолированно и не складываются в картину заболевания.

Неблагоприятным признаком считается яркость воспоминаний о знакомстве со спиртными напитками. Вернее, воспоминания о первом в жизни значимом употреблении алкоголя.

Настораживает переход со слабых алкогольных напитков на крепкие. Так, предпочтение водки винам и пиву является неблагоприятным.

Важен так называемый симптом желательности алкоголизации, сосредоточенность на выпивке, когда человек постоянно настроен на употребление алкоголя.

Имеют значение и трудности отказаться от спиртного. В частности, когда предлагают выпить, когда началась подготовка к застолью, и особенно когда уже началось само застолье.

В числе предвестников можно назвать запаздывание феномена насыщения, когда малое количество алкоголя вызывает вместо ожидаемой эйфории снижение настроения или даже дисфорию. Доза увеличивается, и ощущение насыщения алкоголем приходит позже, чем обычно. В связи с этим увеличивается продолжительность опьянения с 4-6 часов до 10-12 часов. Предвестником является и эйфория на высоких дозах алкоголя.

Важно отметить, что переносимость алкоголя — характеристика изменчивая. При частом употреблении переносимость может в течение месяца вырасти в 2-3 раза, а затем при полном отказе от спиртного в течение нескольких недель вновь вернуться к прежним показателям. Это же относится и к защитному рвотному рефлексу на передозировку. Данный рефлекс при регулярном потреблении спиртных напитков подавляется довольно быстро.

Предвестником является и симптом обрушивания дозы. Это особое состояние, когда привычно выпивающий человек, увеличивая дозу, длительно чувствует себя только немножко охмелевшим. Он продолжает выпивать. И вдруг, как озарение, он осознает, что совершенно пьян.

Установлено, что у людей, пьющих без явлений зависимости от алкоголя, отмечается как бы периодическое выскакивание отдельных симптомов. К ним, в частности, относятся алкогольные палимпсесты, проявляющиеся в виде потери памяти в состоянии опьянения средней степени выраженности. Память теряется на отдельные эпизоды, тогда как на все другое сохраняется. К таким же симптомам относятся алкогольные амнезии, когда в состоянии опьянения средней степени выраженности из памяти полностью пропадают воспоминания с какого-то момента и до засыпания.

По В. Б. Альтшулеру (1994), «нормальное» влечение к алкоголю характеризуется психологической понятностью и ясностью мотивации. Перед употреблением алкоголя отмечаются окрашенные положительными эмоциями переживания как у больных, так и у здоровых. У больных часто присоединяется чувство вины, тревога, раскаяние. Люди с зависимостью употребляют спиртное вопреки всему, несмотря на отрицательные последствия, к которым относятся: нарушение семейных, дружеских и иных социальных связей; нарушение трудового статуса; конфликт с законом; расстройства здоровья; похмелье...

По Н.Н. Пятницкой (1994), для начального звена при любой зависимости типичны четыре характеристики: эйфория, предпочтение конкретного препарата, регулярность приема, угасание первоначального эффекта. [5]

Алкогольная экология — это особая область, пограничная между наркологией, психотерапией и экологией человека, которая только начинает развиваться. Число специалистов в данной области пока очень невелико. Ближе других к алкогольной экологии стоят психотерапевты и врачи-наркологи. Особенно те из них, кто обучен психотерапии и нетрадиционным методам лечения. Интенсивное развитие алкогольной экологии позволит сохранить и развить здоровье многих тысяч наших сограждан. [5]

Психотерапия в настоящее время считается основным методом лечения больных алкоголизмом. [3] Основной тенденцией развития психотерапии алкоголизма на современном этапе, как отмечают Гузиков, Ерышев, является её эволюция от гетеро- и аутосуггестивных воздействий, направленных на выработку отвращения к алкоголю, от разъясняющей терапии в группах к глубокому анализу личности больного, системы его ценностных отношений, имеющему своей целью повышение социально-психологической адаптации пациента и в результате этого – отказ его от употребления алкоголя.

Ранее психотерапией алкогольной зависимости в основном занимались наркологи, используя “особые методы”: имплантацию, кодирование и другие.

Врачи практикующие такие методы, зачастую обещают излечить “буквально за один сеанс”. На другом конце этой терапевтической территории обещания скромнее, путь дольше, работа кропотливее и цель иная: достичь отсутствие страха поражения. Теперь, современная психотерапевтам алкоголизм и зависимость вообще перестали казаться отдельно существующими проблемами и заболеваниями. Стало очевидно, что они “втекают” и “вытекают” из множества человеческих сложностей, неудач и неустройств, порождая свои иллюзии прибежища, защиты, чувства безопасности, которыми могут стать еда, алкоголь, наркотики и даже работа. [1]

Большой опыт, основанный на точном статистическом учёте, накопленный в США за вторую половину XX века, убедительно показал, что методы основанные на внушении, не способны излечить больных с химической зависимостью. Можно внедрять в подсознание больного идею о трезвой жизни, но поскольку она не будет одобрена центром удовлетворённости, этот хозяин поведения вычистит из подсознания вредную для него идею.

Суггестивные методики, зачастую, позволяют лишь на короткий период времени убедить больного в том, что он болен и нуждается в лечении, именно в этот период обязательно помещение больного в клинику с дальнейшей реабилитацией на амбулаторном этапе. Для этой цели за рубежом успешно используется “12 шаговая программа”. В последнее десятилетие в Москве, Санкт-Питербурге и др. появились интенсивные клинические реабилитационные программы, примером такой является медцентр “Кундала”.

Эффективность групповой психотерапии при алкоголизме тесно связана с семейной психотерапией, выступающей в качестве важного дополнения к ней и проводимой обычно с самого начала лечения больного (психотерапия супружеских пар, в группах жен, мужья которых страдают алкоголизмом, и др.). При этом задача семейной психотерапии – выявление основных конфликтов супругов, реконструкция семейных отношений, адаптация семьи к режиму трезвости, укрепление установок больного на трезвость.

Рациональная психологическая коррекция должна строиться на основании изучения мотивации аддиктивного поведения и факторов, этому поведению способствующих. Без знания мотивации и содействующих факторов наиболее известный метод профилактики – санитарное просвещение – может оказаться недейственным. [4]

Известно, что люди с наркотической зависимостью имеют неадекватную, искаженную реакцию не только на употребление наркотика, но и на воздержание от его употребления. Эти симптомы, возникающие в период трезвости, могут проявиться в любое время в ходе выздоровления. [7]

Несмотря на осознание, особенно в медицинских кругах, того, что злоупотребление наркотическими веществами и алкоголем широко распространены и имеют тяжелые последствия, серьёзное беспокойство вызывает неспособность даже опытных врачей выявить эти нарушения или, выявить их, проводить эффективное лечение. Часто врачи настроены чересчур пессимистично по поводу эффективности лечения, и рецидивы наркомании рассматриваются ими как неблагоприятный исход лечения, тогда как при других нарушениях они считаются закономерными признаками развития болезни. [6]

Срыв и выздоровление очень тесно связаны, как иголка с ниткой. Вы не можете выздороветь от алкоголизма, не испытываете склонности к срыву. Склонность к срыву – это нормальная и естественная часть процесса выздоровления, и здесь нечего стыдиться.

Иногда остаточные расстройства (кстати, неизбежные у всех) в период трезвости делаются более сильными, и человек становиться дисфункциональным (проще говоря, внутренне не управляемым и неадекватным в мышлении), даже если он не употребляет алкоголя или наркотиков. В группах само- и взаимопомощи общества Анонимных Алкогольников такие случаи дисфункции называют “сухим запоем”. [7]

Можно прервать синдром срыва до наступления серьёзных последствий, осознав предупреждающие признаки срыва, которые человек испытывал ранее при каждом срыве. Это называется планированием профилактики срыва, а проще говоря, - серьёзной осознанной заботой о самом себе. Это совершенно необходимо научиться делать, ибо никто другой за Вас этого не способен сделать. [7]

Постоянный адрес ссылки:

Алкогольная экология и проблема лечения алкогольной зависимости


Современные аспекты этиологии, патогенеза, клиники и фармакотерапии атопического дерматита

Н. Г. Короткий, доктор медицинских наук, профессор,
А. А. Тихомиров, А. В. Таганов, М. В. Каражас
РГМУ

На сегодняшний день одним из наиболее распространенных хронически рецидивирующих заболеваний кожи является атопический дерматит (АД). Наиболее характерны для этого заболевания повышение чувствительности кожи к различным раздражителям (аллергенам), нарушение проницаемости сосудистой стенки, склонность к рецидивам, сочетание с другими атопическими, чаще респираторными заболеваниями, а также наличие у близких родственников аналогичных болезней, что подтверждает роль наследственности в развитии АД.

С момента появления термина «атопический дерматит» прошло уже почти 70 лет, но и до сих пор по этому поводу не утихают споры. Только в 1994 г. Британской группой специалистов были сформулированы минимальные диагностические критерии АД, признанные как международные.

Международные диагностические критерии АД

Основные (обязательные) характеристики:

зуд, типичная морфология и распространение, сгибательная лихенификация (утолщение кожи), поражение кожи лица и разгибательных поверхностей у детей грудного и младшего возраста, хроническое рецидивирующее течение дерматита, семейный анамнез по атопии (астма, аллергический риноконънюктивит, атопический дерматит).

Другие (дополнительные) характеристики, часто сочетающиеся с АД:

ксероз (сухая кожа), ихтиоз (усиление ладонного рисунка кожи), дерматит кистей и/или стоп, хейлит, экзема сосков, чувствительность (восприимчивость) к кожным инфекциям (особенно к S. aureus, Н. simplex и другим вирусным инфекциям: бородавкам, контагиозному моллюску; дерматофитам), эритродермия, начало в раннем возрасте, ослабленный клеточный иммунитет, сопутствующий рецидивирующий конъюнктивит, инфраорбитальная складка, кератоконус, передняя субкапсулярная катаракта, повышенный уровень сывороточного IgE, периферическая эозинофилия крови.

Для постановки диагноза АД необходимо иметь три обязательных и три дополнительных диагностических признака. Однако, на наш взгляд, чтобы поставить диагноз, необходимы следующие маркеры, наиболее часто встречающиеся в детской дерматологической практике.

Раннее начало болезни (практически с первых дней после рождения). Тяжелое, хронически рецидивирующее течение болезни (распространенность патологического процесса и короткие ремиссии). Отягощенный анамнез (у родственников есть атопические или аллергические заболевания). Генетически детерминированная гиперфункция IgE. Дефицит Т-супрессоров, ингибирующих синтез реагинов. Транзиторный или постоянный дефицит IgA слюны и IgA в крови. Эозинофилия крови. Понижение чувствительности b2-адренорецепторов. Нарушение ЖКТ (дисбиоциноз кишечника, хронический панкреатит, гастродуаденит, дискинезия желчевыводящих путей). Усиленная трансэпидермальная потеря воды, сниженная секреция сальных желез, приводящие к снижению барьерной функции кожи. Ослабление барьерной функции слизистой кишечника. Ваготоническая направленность вегетативной нервной системы, что вызывает быстрое расширение сосудов слизистых и кожи.

Клиническая постановка диагноза

Если на основании вышесказанного не удается поставить диагноз АД, то необходимо провести дифференциальную диагностику со следующими заболеваниями:

чесотка, себорейный дерматит, аллергический контактный дерматит, лимфома кожи, нумулярная экзема, дерматофиты, ВИЧ-ассоциированные заболевания, герпетиформный дерматит Дюринга, семейный кератоз, болезнь пересадки трансплантата, гиперIgE-синдром, дерматомиозит.

Поэтому для более ранней диагностики АД особое внимание необходимо уделять собственно клинической картине данного заболевания.

Интенсивный зуд и кожная реактивность, ассоциированные со сниженным «порогом зуда», являются ведущими признаками АД. Патологический кожный процесс может быть нескольких видов. Острый процесс характеризуется эритематозно-папулезными или эритематозно-везикулезными высыпаниями, множественными экскориациями и эрозиями с серозным экссудатом; подострый процесс — эритемой, экскориациями и шелушением, а хронический — утолщением кожи в очагах поражения (лихенификацией) и фиброзными папулами. Причем нередко у пациентов с хроническим процессом можно наблюдать одновременно все три вида кожных реакций.

Несмотря на то что АД может выявляться в любом возрасте, наиболее часто его начало приходится на возраст от двух до шести месяцев. АД в грудном возрасте характеризуется поражением кожи разгибательных поверхностей конечностей, лица, туловища и шеи. Характерная локализация в области сгибательных поверхностей локтевых и коленных суставов наблюдается у детей более старшего возраста и у взрослых. Нередко к периоду полового созревания интенсивность заболевания становится менее выраженной, а у взрослых и вовсе исчезает.

Для оценки степени тяжести кожного процесса и динамики течения заболевания Европейским обществом дерматовенерологов в Женеве (1993) был разработан и утвержден коэффициент Scorad. Этот коэффициент, объединяющий площадь поражения кожи и степень выраженности объективных и субъективных симптомов, широко используется практическими врачами как за рубежом, так и в нашей стране.

Патогенез

Генетические факторы предрасположенности. Несмотря на то что факт семейной передачи атопического дерматита установлен, исследователи выявляют разный в популяции и семьях уровень генетической предрасположенности, и этот показатель варьирует от 14,5 до 78%. Все авторы сходятся лишь в одном: если в семье оба родителя страдают атопическим дерматитом, то вероятность заболевания ребенка составляет 60-70%. Когда же атопическим дерматитом страдает только один из родителей, то риск развития заболевания остается, но снижается в два раза. Однако механизм наследования атопического дерматита до настоящего времени еще полностью не изучен, т. к. нет единого мнения о типе его наследования. Вероятнее всего, это синдром, который является результатом множественных генных нарушений.

Иммунные и неиммунные механизмы формирования АД. Патогенез АД во многом определяется механизмами неадекватной иммунной реактивности, обусловленной развитием гиперчувствительности замедленного и немедленного типа [1, 3, 9, 11, 14, 15, 16, 17].

Важным маркером атопии и атопического дерматита является генетически детерминированный высокий уровень IgE, который обнаруживается приблизительно у 75-80% больных. Патогенная роль повышенного IgE при атопическом дерматите у большинства авторов не вызывает сомнения [2, 16, 20, 23, 24]. Гиперпродукция IgE может вызывать аутоиммунные явления, особенно в активной фазе болезни.

Многочисленные исследования выявили круг атопенов, провоцирующих IgE-опосредованные реакции при атопическом дерматите [13, 18, 19]. Установлена зависимость между степенью тяжести АД и уровнем общего IgE в крови. Считается, что содержание общего IgE увеличивается при присоединении поражения слизистых оболочек, и это отражает увеличение степени атопических изменений [21].

Таким образом, IgE-опосредованный иммунный механизм принимает участие в развитии атопического дерматита.

Но воспалительные поражения кожи при АД могут развиваться без участия IgE, тем более что, по данным литературы, приблизительно у 25% больных АД уровень IgE не превышает нормального [12, 22]. Безусловно, важную роль играют нейропептиды и лейкотриены, тучные клетки, эозинофилы, кератиноциты, нарушение барьерной функции эпидермиса. Тучные клетки, выделяющие при дегрануляции серотонин, ПГЕ2, гистамин, расположены вблизи окончаний чувствительных нервов в коже и стимулируются не только Ил-4, но и нейропептидами, при этом прослеживается возможность психического влияния на манифестацию АД. Эти факторы рассматриваются как особо важные неспецифические механизмы в патогенезе АД [16].

Кроме того, необходимо подчеркнуть особо важную роль и других неспецифических механизмов в развитии атопического дерматита, которые проявляются нарушением вегетативной иннервации систем организма в виде повышения холинореактивности, снижения b-адренореактивности и усиления a-адренореактивности; повышенной способностью тучных клеток и базофилов освобождать медиаторы на такие стимулы, на которые клетки неатопиков не отвечают освобождением медиаторов; усилением активации калликреин-кининовой системы с увеличением содержания кининов в сыворотке крови [4, 6, 7].

Следовательно, нельзя сводить патогенез атопического дерматита только к нарушению иммунных механизмов. Они взаимосвязаны с неспецифическими механизмами. Клетки иммунной системы имеют рецепторы для медиаторов нервной системы, которая оказывает на них модулирующее действие. Поэтому нарушение вегетативной иннервации может приводить к модификации иммунного ответа [5, 8].

Таким образом, в развитии атопического дерматита участвуют не только специфические (иммунные), но и неспецифические (неиммунные) механизмы. Они вместе и определяют своеобразие реакции кожи на действие причинных факторов, выражающееся в особенностях иммунного ответа и гиперреактивности [10].

Следует, однако, признать, что патогенетически обоснованная концепция АД отсутствует. Поэтому требуется продолжение дальнейшей работы и поиск наиболее приемлемой классификации АД у детей, которая бы отражала не только разнообразные клинические варианты течения, но и ведущие патогенетические звенья в развитии этого заболевания. В свою очередь, на наш взгляд, от этого будет зависеть выбор тактики лечения в каждом конкретном случае, а следовательно, и эффективность терапии различных клинико-патогенетических вариантов атопического дерматита у детей.

Поэтому мы провели исследования, которые впервые позволили нам выделить три клинико-патогенетических варианта атопического дерматита у детей — истинный аллергический (иммунологический), смешанный и псевдоаллергический, — а также показать различия в механизмах их развития. Выделение трех клинико-патогенетических вариантов атопического дерматита позволило нам разработать и применить дифференцированную терапию для каждого из них, что позволило значительно повысить клиническую эффективность лечения этих пациентов.

На формирование атопического процесса в коже значительное влияние оказывает функциональное состояние органов ЖКТ, причем независимо от степени активности дерматологического процесса. Так, при сборе анамнеза и клиническом обследовании больных атопическим дерматитом Н. П. Торопова и О. А. Синявская (1993) почти в 90% случаев вынуждены были направлять их на консультацию к гастроэнтерологу, а 49% данных пациентов были госпитализированы для установления диагноза и лечения в гастроэнтерологическом отделении.

Для больных АД раздражающими факторами, способствующими появлению зуда и экскориаций, являются мыла, химические вещества, моющие средства, шерстяная одежда, высокая и/или низкая температура, влажность и др. Одной из немаловажных проблем при лечении АД является инфекция, особенно St. aureus, требующая специфического лечения.

Иногда рецидив дерматита у больных с атопией провоцирует Herpes simplex, который может быть неправильно диагностирован как стафилококковая пиодермия и требует специфического лечения (ацикловир, панцикловир, валтрекс).

Грибковая инфекция, чаще вызванная трихофитоном, Pitysporum ovale или липофильными дрожжами Candida albicans, также нередко осложняет течение АД. Использование антифунгицидных средств у инфицированных пациентов позволяет добиться улучшения в клинической картине заболевания.

Что касается перспективных направлений в изучении патогенеза и лечении АД, то необходимо помнить, что это заболевание сопровождается прежде всего генетически детерминированными иммунорегуляторными отклонениями, поэтому дальнейшее исследование генеза АД может способствовать разработке новых фармакологических и немедикаментозных методов его лечения.

Фармакотерапия атопического дерматита включает в себя как системную, так и наружную терапию. Среди медикаментозных средств системного воздействия наиболее часто применяют: антигистаминные и мембраностабилизирующие препараты системные энзимы; витамины; препараты, содержащие ненасыщенные жирные кислоты; иммуномодуляторы; антибиотики и др. Однако в медицинской практике из системных лекарственных препаратов предпочтение отдается антигистаминным.

Антигистаминные препараты. Используются для подавления воспалительного процесса в коже в период обострения атопического дерматита. Они ингибируют развитие аллергической реакции и способствуют уменьшению ее клинических проявлений, блокируя H1-рецепторы гистамина. Антигистаминные препараты — тавегил, супрастин, пипольфен, диазолин (I поколения) легко проникают через гематоэнцефалический барьер, оказывая тем самым седативное действие. Однако блокируя другие типы рецепторов (М-холинорецепторы, SHT-рецепторы, α-рецепторы, D-рецепторы), эти препараты могут вызвать подчас нежелательные холиноподобные, кокаиноподобные и местноанестезирующие эффекты, что сокращает область их применения. Принципиально новая группа антигистаминных препаратов II поколения, появившаяся и широко используемая в последние годы, не имеет вышеперечисленных нежелательных эффектов. Эти блокаторы H1-гистаминовых рецепторов последнего поколения тормозят раннюю и позднюю фазы аллергической реакции и обладают выраженным противоаллергическим, а также противовоспалительным действиями. Среди этих препаратов ларотадин, терфенадин, астемизол, эбастин, цетиризин, фексофенадин. Антигистаминные препараты II поколения обладают высоким сродством к H1-рецепторам, не проникают через гематоэнцефалический барьер, не имеют выраженного седативного эффекта, не обладают антихолинергическим действием, быстро всасываются из желудочно-кишечного тракта, не вызывают тахифилаксии. В последнее время появились данные о том, что частое применение различных средств с седативным эффектом в детском возрасте ведет к повышенной наркологической и алкогольной зависимости у взрослых. Безусловно, в случаях, когда наличие седативного эффекта не обусловлено медицинскими показаниями, предпочтение надо отдавать наиболее эффективным и безопасным препаратом нового поколения, например кларитину (ларотадин).

Мембраностабилизирующие препараты. Из этой группы препаратов в терапии атопического дерматита используется кетотифен (задитен, кетастма), являющийся производным бензоциклогептатиофена. Он обладает антагонизмом по отношению к H1-гистаминовым рецепторам, подавляет активацию тучных клеток, ингибирует процесс выделения из тучных клеток и базофилов медиаторов аллергических реакций, тормозит развитие аллергического воспаления и может выступать в качестве блокаторов кальциевых каналов. Терапевтический эффект препарата начинает проявляться через две-четыре недели от начала его приема. Препарат назначают из расчета 0,05 мг/кг массы тела детям до 3 лет, старше 3 лет — 0,001 г два раза в день. Длительность курсового лечения кетотифеном составляет от двух до четырех месяцев.

В последнее время широко используется кромогликат натрия (налкром), который способен предупреждать развитие ранней фазы аллергического ответа посредством блокирования высвобождения биологически активных веществ из тучных клеток и базофилов. Налкром назначается в острый и подострый период течения атопического дерматита в комбинации с антигистаминными препаратами (кларитин и зиртек). Детям от 1 года до 3 лет в дозе 100 мг (одна капсула) три раза в день за 30 минут до приема пищи; от 4 до 6 лет — по 100 мг четыре раза в день; от 7 до 14 лет — по две капсулы четыре раза в день. Продолжительность курсового лечения составляет в среднем от 2 до 6 месяцев.

Использование мембраностабилизирующих препаратов (кетотифен, кромогликат натрия) в сочетании с антигистаминными препаратами последнего поколения (кларитин и зиртек) при атопическом дерматите позволяет достигнуть стойкой ремиссии заболевания и предупреждает развитие дальнейших рецидивов.

Витаминотерапия. Целесообразно назначение витаминов В5 и В6. Витамин В5 (кальция пантотенат) назначают детям в подострый период заболевания в зависимости от возраста по 0,05-0,1 г два раза в день в течение одного месяца. Витамин В6 (пиридоксин или пиридоксаль фосфат) назначают детям до 3 лет по 50 мг, старше 3 лет — по 100 мг в день в два приема в течение 4 недель. Данные витамины способствуют более быстрому уменьшению воспалительных изменений на коже, улучшению общего состояния, функционального состояния коры надпочечников и печени. Перспективным является применение провитаминов, к числу которых относится b-каротин, повышающий устойчивость мембран лизосом и митохондрий к действию метаболитов токсических веществ, а также регулирующий перекисное окисление липидов и стимулирующий иммунную систему.

Системная энзимотерапия. Назначение энзимных препаратов в острый и подострый периоды атопического дерматита улучшает процессы расщепления аллергенных субстанций пищи, а также коррегирует функциональные нарушения желудочно-кишечного тракта и дисбактериоз кишечника.

С этой целью используются такие препараты, как фестал, дигестал, мезим-форте, панкреатин, панзинорм, энзистал, креон, панцитрат, хилак-форте, вобензим и др. Длительность курсового лечения данными препаратами составляет в среднем две недели. Эти лекарственные средства следует назначать индивидуально с учетом выявленных нарушений со стороны пищеварительного тракта. Выявленный дисбактериоз кишечника у детей является показанием для целенаправленного использования пробиотиков с целью заселения кишечника нормальной кишечной микрофлорой (бифидумбактерин, лактобактерин, колибактерин, ацилакт, бификол и др.).

Иммуномодулирующая терапия. Отмечен положительный эффект при использовании в комплексной терапии препаратов тимуса (тималин, тактивин, тимоген), синтетических иммуномодуляторов (левамизол, нуклеинат натрия, диуцифион), иммуноглобулинов крови (противоаллергический иммуноглобулин, сандоглобулин), миелопептидов (миелопид), стимуляторов функции моноцитов/макрофагов (ликопид), а также α- и γ-интерферонов. В последнее время появились сообщения об эффективном использовании циклоспорина А (сандиммун, неорал) при тяжело протекающих и резистентных к традиционному лечению формах атопического дерматита.

Антиоксиданты. Нередко у больных атопическим дерматитом наблюдаются явления эндотоксикоза, одним из методов коррекции которого является назначение антиоксидантов и препаратов, нормализующих ферментную систему печени. Снижение антиоксидантной активности плазмы крови у больных атопическим дерматитом является показанием для назначения таких препаратов, как тиосульфата натрия, димефосфона, витамина Е.

Препараты, содержащие ненасыщенные жирные кислоты. При дефиците некоторых ненасыщенных жирных кислот (линоленовая, линолевая, олеиновая и др.) у детей с атопическим дерматитом отмечен положительный эффект при использовании эссенциале-форте и полиена.

Системные кортикостероиды (внутрь и парентерально) у детей с атопическим дерматитом используются крайне редко. Для их назначения необходимы особые показания (тяжелые, торпиднопротекающие, резистентные к традиционной терапии формы атопического дерматита).

Антибактериальная терапия при атопическом дерматите применяется при присоединении вторичной инфекции. Наиболее эффективны в данном случае такие антибиотики, как эритромицин и новые макролиды (азитромицин, кларитромицин). Если же возбудитель устойчив к ним, то можно использовать пенициллиназа-резистентные пенициллины (диклоксациллин, оксациллин, аугментин и т. д.) или цефалоспорины I поколения.

Местная терапия является важной составляющей комплексного лечения детей с атопическим дерматитом.

Местная терапия направлена на купирование проявлений кожной аллергии, устранение зуда, восстановление поврежденного эпителия и улучшение барьерных функций кожи, а также лечение вторичной инфекции.

Однако в последнее время все чаще выявляются случаи тяжелого течения атопического дерматита, резистентного к традиционной наружной терапии.

В этой связи назначение топических стероидов в ряде случаев нужно признать необходимым.

Топические ГКС действуют на раннюю и позднюю фазы аллергической реакции и обладают мощным противовоспалительным и мембраностабилизирующим эффектами.

Поэтому выбор адекватного кортикостероидного средства, учитывая всевозрастающее поступление на фармацевтический рынок новых лекарственных препаратов, — довольно сложная задача для практического врача. Усложняется она тем, что существует закономерность параллельного повышения терапевтического эффекта глюкокортикоидного препарата и его побочного действия. Такие фторсодержащие ГКС, как синалар, синофлан, фторокорт, флуцинар, лоринден, целестодерм, обладая мощным локальным действием и длительно задерживаясь в коже, часто становятся причиной местных побочных эффектов, вплоть до атрофии кожи.

Эти обстоятельства диктуют необходимость разработки и внедрения новых, безопасных, высокоэффективных топических ГКС, обладающих сильным противовоспалительным действием, низкой системной биодоступностью, характеризующихся быстрым началом действия и минимальными местными побочными эффектами.

На сегодня предпочтение отдается наиболее безопасным и изученным топическим стероидам, обладающим высокой эффективностью и минимальными побочными эффектами.

К ним относятся новые топические глюкокортикостероиды III класса (сильные), согласно Европейской классификации (Miller & Munro), такие как элоком (мометазона фуроат) и адвантан (метилпреднизолона ацепонат). Препараты разрешены для применения с раннего возраста: адвантан с 6 месяцев, элоком с 2 лет. Каждый из препаратов имеет характерные отличия от препаратов «старого» поколения.

Даже при использовании наиболее безопасных топических стероидов следует соблюдать основные правила их применения. Для предупреждения повреждений коры надпочечников у детей необходимо применять современные ГКС в утренние часы, один раз в сутки, короткими курсами не более 10-14 дней на поверхности кожи, не превышающей 20% общей площади, при этом не использовать окклюзионные повязки, особенно у маленьких детей.

После купирования острых воспалительных кожных проявлений назначаются препараты, устраняющие сухость, шелушение и кожный зуд (фенистил-гель, гепариновая мазь, актовегин, солкосерил, дропален и др.).

Следует использовать мыла с минимальной обезжиривающей активностью и нейтральным pH. Новую одежду следует стирать с целью уменьшения содержания формальдегида и других химических добавок фабричного производства. Следует также избегать перегрева, влажности и потения.

Из физиотерапевтических методов воздействия наиболее эффективными являются лазеротерапия, переменное магнитное поле, солевые и масляные ванны, УФО, PUVA-терапия, интервальная гипоксическая терапия, ультрафонофорез, КВЧ-терапия.

В стадии ремиссии показано санаторно-курортное лечение.

Для выработки стратегии, необходимой для каждого конкретного больного, страдающего АД, важная роль отводится сотрудничеству между пациентом (или родителями пациента) и аллергологом, педиатром и дерматологом.

Таким образом, комплексное лечение атопического дерматита с использованием широкого спектра современных фармацевтических средств позволяет значительно повысить эффективность проводимого лечения, добиваться пролонгирования клинической ремиссии и осуществлять контроль за течением заболевания.

Постоянный адрес ссылки:

Современные аспекты этиологии, патогенеза, клиники и фармакотерапии атопического дерматита